Автор: Юлия Чернявская

(Опубликовано моей женой в «Ежедневнике» в конце августа)

Что сразу бросается в глаза в Черногории, – это редкое соответствие картинок в рекламных буклетах и реальной жизни. И первое потрясение: море действительно синее! Т.е. «цвета морской волны», того самого, что так замечательно смотрится на картинах Айвазовского, на платье, в интерьере, но который так редко встречается, например, на Черном море. Адриатика сверкает незамутненной синевой, а вблизи изумляет прозрачностью: купальщик видит каждый камешек, каждую  рыбешку. А вокруг горы. Не только черные, но и красные, и белые, и зеленые!
 
Потрясение второе: прелестные ландшафты и изобильнейшая растительность: не обманули ни фотографии, ни турфирма. Вспоминаю прошлогоднюю поездку в Румынию: нам обещали хвойный массив. Он и впрямь был, но только в одном месте, огороженный глухим забором, скрывающим дачу Чаушеску. Здесь же было все обещанное плюс еще много неожиданных радостей: растущие бок о бок инжир, пальмы, сосны и платаны. Олеандры, цветущие белым и розовым; гранаты, цветущие оранжевым. Апельсины, пока мелкие и зеленые, но настоящие! Правда, мой спутник, он же муж, бывалый путешественник, то и дело отпускал снисходительные комментарии: «это – как в Крыму», «это – как в Турции», «это – как на Кипре», «это – как в Испании». Очень может быть, но так ли просто найти страну, где совмещаются прелести Крыма, Турции, Испании и Кипра? А потом открылись фрагменты Италии, Кипра и французской Ривьеры, и стало понятно: крошечная Черногория вмещает все.
Потрясение третье: старый город Будвы, действительно, есть, и он, действительно, старый: церкви, одна 7-го (увы, открытая только по воскресеньям), другая 8-го, третья – 19 веков; кривые и узкие каменные у лочки; окна, прикрытые ставнями.
 
И в отличие от Троицкого предместья, это не просто удачный антураж для ресторанов, а место, где живут, где на балконах сушится белье, где соседи из разных домов, выглядывая из окон, негромко обсуждают свои дела.
 
Старая Будва – любовь с первого взгляда… И, кстати, с первой ложки: здесь множество ресторанчиков, где можно заказать огромную (размером чуть ли не с Черногорию, где живет всего 600.000 людей) «тарелку рыб», на коей торжественно возлежат не только рыбы, но и гигантские креветки, и кальмары, и мидии. Чтобы съесть это изобилие, понадобятся минимум два человека и час времени. Как в принципе и для любой черногорской «порции». Но черногорская пища – это заслуживающая особого интереса тема, не рассчитанная на газетный формат. Потому поговорим о плюсах и минусах отдыха в Черногории.

Плюсы и минусы

Помимо уже сказанного, плюс Черногории – относительно выносимая цена: в два раза дешевле Хорватии и в три – Сицилии. И это при том, что пейзажи сходны. Кое-кто из гурманов туризма говорит, что ландшафты Черногории даже красивее хорватских.

Минус: пища и экскурсии ощутимо бьют по карману. Впрочем, на виллах (а мы жили именно на вилле) есть маленькие кухоньки с необходимой утварью, так что завтракать и ужинать можно было дома, закупив продукты в супермаркете, а фрукты на рынке. Так отдых удешевляется на порядок. Это важно, потому что трудно купить даже самую малую мелочь дешевле, чем за евро. «Еврик» здесь – величина почти отсутствующая. Так, горничная, потерпев дня два наши чаевые в размере одного евро, сказала: «Можно выше. Нет проблем». Стали класть по два. Зато в день отлета нас не выставили под палящее солнце в 10 утра, а разрешили прохлаждаться под ставшим уже родным кондиционером.

Плюс-минус: то, что обещало агентство «Золотая миля» в смысле пунктуального групповода, моря в пяти минутах от дома и нормального жилья в общем оправдалось. Удобный номер, ежедневная – правда, в основном номинальная – уборка, гостеприимные хозяева – во всяком случае, на нашей вилле по имени «Лука». Минус: по всему побережью проблемы с водой. Хозяева выходят из положения просто: ставят насосы. Так вот: номера виллы «Лука», арендованные оной «Милей», находятся в метре от насоса. А нам повезло дополнительно: в вилле под нами насос стоит перед нашей верандой, потому каждые несколько минут мы содрогались от жуткого, как будто вытягивающего все внутренности скрежещуще-шипящего звука в обеих комнатах. Этот жуткий свист-скрип-рык начинался с семи утра, а заканчивался глубоко ночью. Добавим, что открытые дискотеки работают до часу, а приблудные коты приходят просить милостыню часиков в шесть утра, так что советую досыпать днем. Тем более, что днем – и это тоже минус – в отличие от «сухих» Румынии и Кемера – стояла влажная жара в 40 градусов. Но если вы нормально переносите жару (и любите дискотеки), то Будва – лучшее место для отдыха. И сказочное море, и белый город с красными крышами, ярусами спускающийся с зеленых гор к морю, и замечательные ресторанчики, и театральный фестиваль, и классические концерты – все это огромный, компенсирующий недостатки плюс.

К слову о концертах: они проходят в старинной (8 в.) церкви Св. Марии, и классическая музыка оттеняется романским антуражем. За две недели мы смогли послушать «Гольдберг-вариации» и «Пятый концерт» Баха, «Времена года» Вивальди, Паганини, Брамса, Бизе и др. Краешком глаза ухватили албанскую постановку «Медеи» под открытым небом. Здесь вообще трепетно относятся к античности: практически во всех городах «будванской Ривьеры» сохранились следы былого римского величия: стелы, мозаики, колонны, фрагменты некрополей…
Пляжи отнесем одновременно к обеим рубрикам – и «позитиву» и «негативу». Позитив: вода чистая всюду. Но если частные пляжи, например, живописный Могрен, пытаются чистить, на бесплатных о чистоте нет и речи. Более того, вплотную встает вопрос о животном, которое наш групповод нежно назвала «ежиком». Это морские ежи. Местные жители относятся к ним спокойно и предлагают простой рецепт: коль тебе повезло наступить на морского ежа, надо смазать ногу оливковым маслом, на два часа подставить под солнце, и колючки легко вынутся. Бр-р, под палящим солнцем два часа с ноющей ногой… Лучше ходить на платный пляж или купить тапочки для плавания. Или, если уж ты вздумалось поплавать под стеной будванской цитадели (или жалеешь евро за вход на платный пляж), то можешь нырять с пирса или заходить в воду в специально огороженном месте на городском пляже. Или разок-другой съездить на пляж «Капакабана» за Ульцинем: там песок и широкая прибрежная полоса. Правда, песок йодированно-кварцевый  и потому глубокого серого цвета. На мой взгляд, зрелище не для слабонервных: серая пустыня с мелким белесым морем посередине, какая-то неземная и жутковатая планета Кин-дза-дза. Но вернемся к будванским пляжам.  Соглашусь с одним из авторов туристического форума по Черногории: «куч дымящегося» не скажу чего на пляжах я не заметила. Да, попадаются чинарики: ну нет у черногорцев специальных машин для уборки пляжей… Но даже мне, чистоплюйке, пляжи не показались антисанитарными – особенно в сравнении с Румынией и, конечно же, с Крымом.

Форумные дивы любят посетовать на болванов-черногорцев, которые не торопятся обслуживать их распальцованные высочества. Следуйте совету профессора Преображенского: не читайте на ночь… туристических форумов. Не сказать, чтобы сервис был всемогущ и опутывал приезжих сладкими щупальцами, как в Турции, но и румынской лени, итальянской развязности и грубости и испанского «дофенизма» (субъективно, кстати, симпатичного) нет. Как правило, люди делают свое дело четко, хорошо и весело. Так что, например, ресторанчикам я ставлю плюс. Только вот заказывать закуску, суп, горячее и десерт не надо. Потому что полуметровый кусок мяса и ведерная миска салата легко удовлетворят любой аппетит.

А сладкое стоит отведать в дивном кафе «Моцарт», что у крепостной стены. Кстати, блюда там претендуют на кулинарные аналоги музыкальных шедевров и имеют соответствующие названия: есть «40-я симфония», «Волшебная флейта»  и «Женитьба Фигаро». А напротив «Моцарта» маленький бар, где каждый вечер сиплым, но сильным голосом поет великолепный дядька в возрасте далеко за полтинник, матерый и харизматичный рок-н-рольщик… И еще о сервисе. Конечно, чего хорошего, когда в экскурсионном автобусе в долгой, изнурительно жаркой поездке слабо работает кондиционер? Это минус бедности и водителя, и страны. Но когда при этом  водитель не бурчит: «Ничего, и так доедете», а открывает среднюю дверь, чтобы в автобус ворвался свежий воздух, и так едет 70 километров, прикрывая дверь при проезде полицейских патрулей, это, безусловно плюс.

Словом, как ни крути, плюсов больше.

Да, еще один плюс: отсутствие языкового барьера. Если официант или продавец не говорит по-русски (хотя «так-сяк» по-русски говорят все), он говорит по-английски. А говорить по-русски будет, не скривившись от отвращения к представителю «империи зла» (не будешь же талдычить официанту о своих велико-литовско-княжеских корнях), как это бывает едва ли не во всех странах былого «соцлагеря». И наконец, сербский язык понятен. Главное, запомните слово «хвала» (спасибо): у вас будет немало поводов его сказать.

Видимо, эти плюсы и привлекают сюда отечественного и российского туриста. Его, этого самого туриста, так много, что подчас кажется, будто Черногорию создали в аккурат для него. Впрочем, может, это потому, что он себя так ведет – громко, по-хозяйски? Но впечатление ложное: машины на стоянках выказывают куда большую этническую пестроту: есть немцы, французы, даже американцы, а более всего итальянцев, которых местное население неприкрыто обожает. Ну и конечно, черногорцев и сербов.

Маленький панегирик черногорцам

В отличие от румын, черногорцы стройны и изящны. Темноволосые, смуглые, с тонкими носатыми лицами, иногда очень красивыми, напоминающими фаюмские портреты. В них нет турецкой услужливости, отдающей тайным ощущением превосходства перед «неверными», нет румынского довольства собой, сочетающегося с ленью, несмотря на черногорские шуточки типа: «Если видишь человека, который отдыхает, подойди и помоги ему». Черногорцы естественны и логично вписаны в столь же естественный пейзаж. Они лишены суетливости и предупредительны без утраты чувства собственного достоинства: так предупредителен хорошо воспитанный хозяин, а не наемный работник. Крик и другие выражения недовольства не входят в репертуар черногорцев: они спокойны и мудры.

Черногорцы (за исключением торговцев, для которых «убалтывание» клиента – профессия) немногословны. Они не кричат, не проявляют бурного веселья (разумеется, за исключением молодежи) и – в отличие от румын и итальянцев – не склонны к публичному «облизыванию» своих чад: детей любят ровно, спокойно и заботливо.
В отличие от «страны бродячих псов» – Румынии – поражает отсутствие собак на улицах. Зато много кошек, по утрам будящих требовательным мяуканьем. Если исходить из полушутливой классификации: «Скажи мне, кто твой зверь, и я скажу, кто ты», то черногорцы как раз «кошки» – умные, сдержанные, самодостаточные.
Мрачные лица в Черногории редкость. Улыбнуться и сказать «Добр дан» туристу, живущему на твоей улице, – норма, а не исключение. Вопрос «Вам было вкусно?» или «Вам понравилось?» задается не формально, а заботливо: им действительно важно, чтобы клиент чувствовал себя ублаготворенным. Потому я считаю, что у черногорцев в смысле туризма большие перспективы: восхитительные пейзажи и хорошее воспитание вкупе оказывают целительный эффект. Конечно, придется потрудиться – привести в порядок дороги (особенно горные), улучшить водоснабжение, усовершенствовать экскурсии (этот бизнес находится пока в зачаточном состоянии), «окультурить» города, находящиеся на границе с Албанией (в них больше албанского, чем черногорского – в том числе и беспорядок), но эти проблемы решаемы. Тем более, что их стараются решать. 

Черногорцы достойно устояли в этнических бурях, связанных с распадом страны: во всяком случае, неприязни к сербам они не выражают. К разделу Сербии и Черногории они относятся философски-спокойно: не настаивают с пеной у рта на своем исключительном отличии от сербов, на своем более древнем и почетном происхождении. Они говорят: «Сербы и черногорцы ничем не отличаются, только черногорцы живут в Черногории», и не чувствуют себя ущемленными в национальном отношении. Может, и есть где-нибудь ура- и ультрапатриотически настроенные, но нам не попадались.  Словом, жизнь в Черногории спокойна, тиха и прозрачна, как ее величество Адриатика.

Черногорские путешествия

Черногорские экскурсии порой активно ругают, а порой – столь же активно хвалят. Поскольку мы – не поклонники отдыха по команде («посмотрите налево, посмотрите направо»), то решили арендовать машину и отправиться в путь под руководством путеводителя, чтение которого доставило нам немало веселых минут.

Сперва мы направились в Тиват, прельстившись сведениями, что «большая часть города покрыта красивыми парками и многими другими оазисами растений». В отличие от бурлящей Будвы, Тиват производит впечатление мертвого города – как тот замок, что заколдован злой феей и навек погружен в сон. Огромные ряды разнообразных кафе, где нет ни одного человека. Чистота, ровные, как под линеечку, улицы. Широкая, абсолютно безжизненная набережная, большой пустынный проспект… Посмотрев на это марсианское совершенство, мы не сговариваясь поспешили в машине. Узкая извилистая дорога петляла вдоль моря, и мы поняли, почему в Которской и Тиватской бухтах мало туристов: горы настолько близко подползают к морю, что полноценному пляжу развернуться негде: люди загорают на парапетах и маленьких бетонных площадках.

Следующей точкой нашего путешествия был Котор, город, возникший около 20 столетий назад. Путеводитель сообщал, что он «является неповторимой урбанной целостью Средиземноморья». Если исключить грамматику и стилистику, все верно. Своеобразие этого дивного городка – в эклектике, причем, в эклектике гармоничной, сложившейся из наслоений Рима, Византии, Венгрии и Италии и устоявшейся за века. Старый город, заключенный в древних стенах, венчается высокой крепостью. По ночам, когда крепость подсвечивается, создается впечатление, что гора Ловчен, в подножие которой врастает Котор, перепоясана золотой лентой. Внутри этого небольшого, но тщательно сохраненного оазиса средневековья – не менее десяти площадей, и каждая группируется вокруг церквей – величественного собора Св. Трифона, построенного в 9-12 столетиях; дивной, почерневшей от времени церкви Св. Луки 12 века, Св. Марии, Св. Павла и др. При этом они вовсе не смотрятся раритетами: может, потому что вокруг них кипит и переливается молодая, веселая жизнь – музыка, голоса и ароматы еды.

В тот вечер радостного шума было особенно много: в городе проходил ежегодный карнавал «Бокеньская ночь». Карнавал, где ряжеными были… лодки! В 9 вечера по узким извилистым улочкам струйки народа потекли к набережной. Везунчики пристроились прямо на кромочке над водой, остальные опасно для первых напирали сзади, залазили на столбы и пытались удержаться на высоких бордюрах. Над головами зычно орали мегафоны, воспевая спонсоров.  И вот по черной глади моря, отсвечивая огнями, поплыли лодки, каждая из которых представляла живую картину: то хмельную компанию в ирландском пабе; то упорного рыбака – скелет с удочкой; то клоуна; то пирамиду фанерных спортсменов; то целый домик с цветочным палисадником; то фруктовый лоток с гигантскими, сделанными из папье-маше дарами сада и с небывалой ценой в один евро. Больше всего впечатлила лодка «Лас-Вегас», где спасательные круги и юбки у дам были сделаны в виде вертящихся рулеток, а на корме бойко лобызалась кафешантанная парочка, являющая собой символ разврата и загнивания.
 
Мы уходили, пошатываясь – от жары, шума, от действительно прелестного и какого-то сюрреального зрелища. Наутро нас ждало путешествие в Цетинье, на гору Ловчен,  в Пераст и Херцег Нови.

Цетинье, как сообщил нам путеводитель, стольный град Черногории – при том, что столицей является Подгорица: как хочешь, так и понимай. Моря в Цетинье нет: он находится в горах. От «серпантинных», кое-где обнесенных низким бордюром, а кое-где по-простецки обложенных булыжниками дорожек, зловеще укращенных погребальными венками, и открывающихся далеко внизу ложбин, ущелий, бухт дыхание спирало в зобу: мы еще не знали, что бывает серпантин и посерпантиннее. «Стольный град» оказался маленьким, в несколько улиц городком. В путеводителе он назывался «городом-музеем»: там, действительно, находятся аж три музея. Кстати, только там мы видели уникальный указатель – количество километров не до городов, а до музеев!
 
Ни в один из цетиньских музеев мы не пошли – предпочли пропитываться воздухом города.
Воздух был жарким, сухим и отчетливо отдавал запахом кофе и свежеиспеченных булок. Кстати, кофе в Черногории прекрасный, а в Цетинье он подается со стаканом холодной воды, и это неожиданно вкусно. В отличие от Будвы и Котора, выполненных в светлом камне, Цетинье неожиданно цветной: канареечный цвет соперничает с земляничным, а салатовый с голубым. Потому улочки производят детски радостное и очень домашнее впечатление.
 
При всем том Цетинье – епархиальный центр страны: именно в Цетиньском монастыре находится митрополит Черногории. Но главное даже не это: там, в монастыре, – две великие христианские святыни – кусок Креста Господня и десница Иоанна Крестителя. Пробраться к Кресту сквозь стройные шеренги целеустременных паломников нам не удалось, а десницу, окутанная розовым атласом, мы увидели и даже кое о чем попросили.  Как и сам город, монастырь представляет собой радостное и домашнее зрелище. Вообще черногорские храмы и монастыри «человекоразмерны»: они не подавляют величием и роскошью. Фрески на стенах изображают не символы, а людей: святым не хочется канонически молиться – с ними хочется разговаривать. Да и места для свечек рядом с иконами далеко не везде: черногорские храмы и монастыри маленькие. Чаще всего свечи ставят у входа: ящички для них заполнены песком, а сверху залиты водой, и свечи отражаются и тают, создавая странные узоры, чем-то напоминающую ландшафт – горы и бухты в уменьшенном масштабе.

Выехав из Цетинье, мы вновь попали на узенькую петлистую тропку, называемую шоссе. Так, кружа, петляя, заворачивая и беспрестанно ахая от величия гор (и немножко от страха: венки через каждые 200 м. почему-то вовсе не даровали ощущения безопасности: вероятно, именно это имели в виду авторы путеводителя, отмечающие, что «среди географических объектов в пространстве гора Ловчен выделяется рядом специфичностей»), мы добрались до вершины горы Ловчен.

К самой высокой ее точке надо дополнительно пройти 491 ступень под полуденным солнцем. Хватит силенок – упрешься в мавзолей Петра II Петровича (Негоша), правителя Черногории, поэта, просветителя и т.д. Немало для 38 лет, отведенных ему на этой земле!  Негош в мавзолее задумчиво сидит, скрестив ноги в длинных сапогах, а спиною опираясь на гордого и довольно злобного орла.

Кстати, родовое гнездо династии Петровичей – деревня Негуши, что расположена у подножия Ловчена, славится не только рожденными в ней великими мужами, но, пожалуй, даже больше – сыром и «пршутом» – копченым окороком. Впрочем, негушский сыр и негушский пршут сейчас выпускают по всей Черногории, но на фоне автохтонных эти жалкие модификации являют собой что-то вроде голландского сыра отечественных молочных комбинатов в сравнении с сыром из Голландии, или молдавского коньяка в сравнении с одноименным напитком из французского города Коньяк.

Путь с вершины Ловчена в которскую бухту насчитывал 35 серпантинных  поворотов: каждый был пронумерован красной краской на скале. Кстати, рядом предусмотрительно были написаны номера телефонов ближайших автомастерских. К счастью, не понадобилось: наша арендованная «шкода», видимо, обладала иммунитетом к черногорским коловращениям.
 
Городок Пераст оказался прелестным двухулочным (одна улица верху, другая снизу) городком, косящим под Италию – с грязноватым, но красивым псевдовенецианским каналом и рядом «палаццо», называемых «палатами». Тут есть одна черногорская странность: практически все «стары грады» Черногории сделаны из одного светлого камня, все увенчаны красными черепичными крышами – и все разные: будванский здорово смахивает на городок испанского юга, Пераст пропитан итальянскими мотивами, а Херцег Нови напоминает мавританские кусочки Монако. Видимо, для усугубления пущего италийского колорита в городке разыгрывали действо из жизни некоего веницианского полководца. Все было увешано флагами с венецианским львом. Мужчины, приосанясь, ходили в голубых мундирах и панталонах, а женщины в купальниках и халатах бегали за итальянистыми «мужьями» с иголкой и ниткой в руке – подогнать штрипку, зашить дырку. Особенно забавно было видеть обмундиренного персонажа в церкви: стоя у алтаря, он то ли истово молился, то ли старательно заучивал «текст слов».
 
Когда стало ясно, что машины, прибывшие на мероприятие, скоро окончательно запрудят подъездные пути, мы с сожалением покинули Пераст и отправились в Херцег Нови. Увы, мы не смогли насладиться восторженно описанной в путеводителе «манифестацией «Дни мимозы», имеющей международный характер»: мимозы цветут в январе. По-южному внезапно стемнело, но дух этого эклектичного, испано-мавританского, завораживающе красивого места – с изящными площадями, древней крепостью, церквями, фонтанами и разноцветной толпой – захватить все же успели.
 
Херцег Нови источает флюиды юга Франции и Испании: он совмещает в себе привычные черногорские крепостные сооружения – и резные двери, зубчатые башни, раскрашенные в яркие цвета здания. Над улицами и площадями полощутся  флаги и свежевыстиранное белье.
 
Если Херцег Нови находится у границы с Хорватией и выглядит процветающим европейским городом, то по мере приближения к Албании города теряют лоск и «европейскость»: таков, например, Ульцинь, куда мы направились в следующий день. В Ульцине живут 70% албанцев. Это шумливый и беспорядочный людской муравейник, греющий под ослепительным солнцем потертые, осыпающиеся белые бока. В отличие от центра страны, там есть мечети, ощущение Востока – солнца, пряностей. Звучат резкие и громкие голоса неприхотливых туристов из Албании и Косово. И – опять же в отличие от Котора, Будвы и Пераста – уже на пути в Ульцинь, в городе Бар, мы впервые столкнулись с той реальной грязью, которая так знакома нам по «жемчужинам» и «здравницам» бывшего СССР – Крыму и Одессе.

Разрушенный «стары град» Бара производит смешанное и по большей части грустное впечатление: центральная площадь, т.е. площадка, где старинная терраса с колоннами превращена в никогда не убираемое отхожее место; где в качестве кафе выступают захламленные и грязные кухни жилых домов; где посреди улицы валяются ржавые детали машин и использованные памперсы… Муж, затащивший меня в эту поездку (да еще при жаре в 45 градусов!), утешал себя экзотикой и сходством с каталонской Тортосой. Что ж, будем считать его более «продвинутым». Кстати, его продвинутость, приведшая нас в нудистскую резервацию в Ада Бояна, сыграла с нами недобрую шутку: нас туда не пустили. Вероятно, по причине наличия одежды, а может, просто «у нудистских собственная гордость». Зато мы вдоволь полюбовались рекой Бояной с надстроенными на ней рыбацкими хижинами на сваях.

Единственная экскурсия, на которую мы сподобились подписаться, была в монастырь Василия Острожского. Впрочем, назвать это экскурсией язык не поворачивается, поскольку экскурсия – мероприятие информативное и предполагает гида. Гида обещали русскоязычного, но сработало классическое правило: «А вы, гражданин, соврамши!». В автобусе были только экскурсанты и водитель. Перед путешествием он натянул галстук и торжественно завязал его. То ли униформа, то ли неписаный закон, по которому самураи перед боем облачались во все новое и чистое. Водители черногорских экскурсионных атобусов – группа риска, и, вероятно, жены ждут их с работы столь же трепетно, как летчиков и пограничников в старых советских фильмах. Наше давешнее путешествие по серпантину Ловчена показалось съездом на пятой точке по «горке» во дворе. Дороги запредельной крутизны, подпертые ни от чего не страхующими булыжниками. Слева скала, справа обрыв. Там и сям траурные веночки. Шоссе шириной в автобус. И самое интересное, когда нос к носу встречаются два автобуса и за каждым из них тянутся вереницы машин.
 
Помнтся, в автобусе завидовали встречным – тем, кто едет из Острога, помолившись, запасясь иконами и четками. И когда водитель благополучно притормозил на площадке под монастырем, ему аплодировали, как Лучано Паваротти. Впрочем, сомневаюсь, чтобы великий тенор когда-либо брал на себя такую ответственность за братьев своих меньших – то бишь туристов. Но Париж стоит мессы, а Острог – страхов.
 
Ибо этот монастырь, высеченный в скале, – незатейливый и скромный – наполняет душу спокойствием и какой-то незапятнанностью. Может, сказывается витающая над ним светлая душа Св.Василия – добросердечного лекаря, целителя, помогающего всем страждущим – православным и мусульманам, крещенным и некрещенным?
Острог – квинтэссенция Черногории, какая она есть, – доброй, терпимой, простой спокойной и красивой. Как будто эта маленькая страна знает что-то главное, чего не знаем мы, жители больших, новых городов. Может быть о том, что духовное растворено в земном, и красота гор и моря – отзвук полноты неба? И именно потому жизнь прекрасна.

Примечания автора блога:

1.Фотографии выложу когда-нибудь, когда будет больше времени. Ну, почему не создали такой плагин, чтобы нажал кнопку — и все фотки в тексте автоматически уменьшились до вебовских размеров и вставились в Вордпресс хотя бы через Cut-and-Paste, безо всяких долгих и нудных upload! У меня просто нет времени ради выкладки десятка фото совершать 1000 кликов).

2. Я почти во всем согласен с автором, кроме:

а) я не в таком большом восторге от Черногории, как жена. Черногория и жена в этом не виноваты, просто слишком много объездил и по всем отзывам ожидал большего, а не улучшенный совок, который несколько лучше Румынии и заметно лучше и еще красивее Крыма, но по сервису, как говорят, лет на 5 уступает Болгарии, уже не говоря о Турции.

Кстати, за 2 недели мы лишь однажды увидели в кафе или ресторане, чтобы на столе стояли обычные бумажные салфетки — их официанты всегда приносят по одной даже в дорогих ресторанах; а зубочисток вообще нет. Нигде на пляжах не встретили ни одного табло с температурой воздуха и воды. Сам пляж за редким исключением состоит из булыжников, как в Крыму, и входы в море часто не оборудованы или аварийны. Частный сектор напоминает крымский вариант с «евроремонтом».

Ну и, конечно, совершенно европейские цены в ресторанах и кафе. Нам ни разу нигде не удалось пообедать дешевле, чем за 20 евро на человека (за исключением случаев, когда брали по омлету или только салаты или питались на улице подножным кормом типа початка кукурузы за 2 евро). А свежеприготовленная рыба, выловленная утром из моря, стоит просто сумасшедших денег — 35-45 евро за килограмм сырой рыбы (при том, что одна рыба-дорада весом 600 грамм в готовом совершенно спокойно съедается в одиночку за 5 минут).

На улицах — только местные (судя по номерам припаркованных автомобилей, преимущественно жители Белграда) и русские. Итальянцы, немцы и разные прочие шведы случаются, но не так уж часто — может, один из 30. Белорусские автомобили видели дважды за все время.

Довольно большая страна почти пуста: 600 тысяч населения, в столице — 120 тысяч, а выглядит она, как какое-нибудь Молодечно. Кстати, Подгорица — название историческое, а при СФРЮ город назывался Титоград в честь югославского президента — «великого кормчего» Иосипа Броз Тито. Даже на багажных бирках в аэропорту напечатано TGD, и внешний вид города вполне соответствует старому названию.

б) Что действительно мешало — жара, доходящая до 44 градусов. С 10 до 19 часов просидели в номере под кондиционером или в машине опять-таки под кондиционером. Утром и вечером — выход в эту духовку, забеги в море и в старый город, благо, все под рукой, и ресторанчики, где готовят всегда вкусно и обильно. Другое дело, что могут включить в счет то, что не брали — такое случалось аж трижды. Но когда укажешь — спокойно извиняются и вычеркивают из чека (который, кстати, приносили всегда). Вода в море — 28!

в) все это мелочи, не мешающие жить и наслаждаться Черногорией! Все в одном флаконе — Европа, горы и море!

г) не согласен с женой по отдельным моментам в тексте, но это мелочи.



Комментарии (9) на запись «Черногорская мозаика»

  1. blogtester | 13.09.2007 в 15:27

    1.Фотографии выложу когда-нибудь, когда будет больше времени. Ну, почему не создали такой плагин, чтобы нажал кнопку — и все фотки в тексте автоматически уменьшились до вебовских размеров и вставились в Вордпресс хотя бы через Cut-and-Paste, безо всяких долгих и нудных upload! У меня просто нет времени ради выкладки десятка фото совершать 1000 кликов).

    Вот классная прога для публикации в Блог http://get.live.com/ru-ru/betas/writer_betas Windows Live Writer
    Все картинки уменьшаются как Вы и хотели, + куча классных фич.
    С вордпрессом работает!

  2. Избиратeль К. | 13.09.2007 в 18:25

    Отель «Лука», арендованный фирмой «Миля» улыбнул… 😀

  3. Юрий Зиссер » Архив блога » Фото к «Черногорской мозаике» | 16.09.2007 в 15:05

    […] Авторская подборка фото, из которой по техническим причинам большинство не попало в «Е». Сама статья ранее опубликована здесь . […]

  4. jrob | 08.10.2007 в 22:06

    http://www.russ.ru/culture/teksty/chernogoriya_priklyucheniya_ruskogo_jezika

    Можете сравнить со своими впечатлениями.

  5. Юрий Зиссер | 10.10.2007 в 23:55

    Ну, тут больше о языке и истории. Но язык действительно очень близок к славянским, особенно к болгарскому, например: «добродошли» (сербскохорв.) — «добре дошли» (болг.). То же самое блюдо в меню под названием «яйка на очи». Замечательная исчезнувшая в русском языке форма «Изволите» с несколько другим смыслом.

  6. дневник | 24.11.2007 в 14:21

    проработав некоторое время в турагенстве имел возможность немного покататься по миру, по поводу Румынии могу сказать, что пришлось побывать в её глубинке и очень понравилось, милые люди, Хорватия и Черногория тоже впечатлили, но больше всего удивила Греция. Это если говорить о Балканах :)

  7. Andrey ( Riga ) | 03.07.2008 в 00:05

    Большое спасибо Юлии Чернявской за прекрасные Черногорские мозаики. Написано с хорошим вкусом, нешаблонно и просто интересно. Нет ли планов еще что-то написать. Вы были в Португалии… Заранее спасибо.

  8. Юрий Зиссер | 03.07.2008 в 15:35

    Статьи Чернявской об Испании и Португалии опубликованы в «Ежедневнике» http://www.ej.by в первой половине июня.

  9. Евгений | 29.10.2008 в 19:38

    Примечания автора блога добавили ложку дегтя в бочку меда. На самом деле было у меня пару неприятных моментов во время путешествия в Черногорию. Но это мелочи, которые можно опустить. А чтобы пообедать на 20 эура с человека, нужно иметь огромный желудок. Мои впечатления можно прочесть здесь: http://www.evgenij-soldatenko.narod.ru/montenegro-2008.html

Оставить комментарий