Вопрос, вынесенный в заголовок, навеян скандалом, недавно развернувшемся в Украине: депутат Мирошниченко не только назвал голливудскую актрису Милу Кунис жидовкой, но и объяснил ее высказывания  ее происхождением. Главред украинской еврейской газеты обратилась в Минюст Украины за трактовкой слова «жидовка», однако там, уклонившись от ответа  по существу, указали лишь, что использование этого слова не запрещено законом. Мир возмущен, Европарламент собирается прекратить сотрудничество с украинской националистической организацией «Свобода».

Негативное отношение значительной части украинцев к евреям лично для меня никогда не было тайной, я его сполна испытал на собственной шкуре в ксенофобском Львове, о чем в этом блоге в комментариях я уже писал раньше. Рад, что переехал из Украины в Беларусь — тут антисемитизм нехарактерен.

Редакция белорусского сайта «Будзьма разам» обратилась ко мне с просьбой прокомментировать эту историю и узнать, как воспринимается слово «жид» в современном белорусском языке.  Редакция опубликовала мой комментарий на белорусском языке вместе с еще двумя другими. Привожу здесь свой ответ на русском языке для того, чтобы его смогли прочесть за рубежом, прежде всего в Украине. Может, что-то поймут.

Да, формально ответ украинского Минюста правилен: такие слова в украинском языке действительно есть. В белорусском – тоже. Не существует и законодательных норм, запрещающих употребление этих слов (впрочем, как и любых других, даже нецензурной брани: в законодательстве фигурирует лишь понятие «оскорбление»). Но формальное наличие какого-либо слова в языке еще не делает уместным его употребление в любой ситуации. Мы имеем дело с распространенным во всех языках мира явлением изменения семантики слова во времени. Да, в 19 веке слово «жид» звучало привычно наряду с «москалем» и в белорусском, и в украинском языках. Однако на протяжении 20 века в восточнославянских языках сформировалась совершенно однозначная негативная семантика слова «жид» (кстати, наряду с «москалем»). Ныне живущие в Восточной Европе евреи воспринимают слово «жид» исключительно как оскорбление и никак иначе. Так, в 70-х годах в учебнике украинской литературы, по которому я учился во львовской школе, в текстах «Кобзаря» Шевченко были пропущены строки и целые строфы со словом «жид» , вместо них стояли троеточия. Из природного любопытства я взял в библиотеке оригинал и ужаснулся своим открытиям. Учительница (причем очень толковая) объяснила, что сейчас это, да, оскорбление, но во времена Шевченко так было принято называть евреев, это было литературное слово. Я это понял тогда и понимаю сейчас. Но мне от этого ни тогда, ни сейчас не легче.

Поэтому все-таки к возможной досаде людей, пытающихся повернуть историю вспять и подменить современный язык его архаичными вариантами, им придется называть евреев евреями как минимум в присутствии последних, а если они считают себя культурными людьми – то и за глаза. Даже ироничное «бульбаши» по отношению к белорусам и близко не имеет столь сильной негативной коннотации, как «жиды» к евреям. И если мы хотим в Европу, то из трех названий этноса («яурэй», «габрэй» и «жыд») должны использовать два нейтральных, а старое название из 19 века оставить историкам. Кстати, оба нейтральных варианта имеют европейские корни, а наука о евреях и их культуре в большинстве европейских языков называется гебраистикой.

Стоит заметить, что аналогичный политкорректный термин в США в отношении чернокожих – «афроамериканцы», а бывшее ранее общеупотребительным слово «негр» в последние десятилетия стало считаться оскорблением. Трудно себе представить, чтобы афроамериканец не оскорбился за «негра». Еще и в суд потащит. И выиграет. По крайней мере, в США. А в Украине, как видим, есть варианты: их Минюст не постеснялся открыто встать на защиту депутата-антисемита (а вызвавшее дискуссию высказывание украинского депутата Мирошниченко, где он объясняет слова голливудской актрисы ее происхождением, безусловно носит антисемитский характер, а обсуждать слово «жидовка» в его высказываниях вообще не имеет смысла, т.к. антисемитское содержание сохранилось бы даже при использовании нейтрального «еврейка»). Надеюсь, в Беларуси евреев никогда не будут называть жидами ни на каком языке.

P.S. Символично, что почти все комментарии под материалом на сайте «Будзьма разам» — антисемитские, несмотря на название сайта.

P.P.S. Об антисемитизме в Украине. Вот что я писал о родном Львове в моем блоге в комментариях 9 марта 2009 г. (Мирошниченко из Сум, но суть та же):

«На Западной Украине (как, впрочем, и в Польше) живут люди, все мировоззрение которых с младенчества происходит сквозь национально-этническую призму (впрочем, многие ошибочно отождествляют нации и этносы). Там люди устроены так, что каждого человека воспринимают не как личность, а прежде всего как «украинца», «русского», «поляка», «еврея» и т.д. Украинцы дружат с украинцами, русские – с русскими, евреи – с евреями. Стараются и жениться среди своих. Осуждают всех, кроме своих. В Беларуси за 23 года жизни я такого явления я не заметил – если оно и есть, то выражено незначительно.

Почему так? Не пойму, отчего с Западной Украиной и Польшей так вышло. Наверное, лучше ответят специалисты – историки и этносоциопсихологи. Беларусь тоже всегда была полиэтническим перекати-полем, но такого мерзопакостного явления не было.

Процесс «денацификации» Западной Украины займет сотни лет, чтобы из их крови выветрился их пещерный национализм. Возможно, что-то изменится при повышении их жизненного уровня, который по сравнению с Восточной Украиной очень низкий, и они начнут получать образование за границей и вообще получать пристойное образование.»



Комментарии (5) на запись ««Габрэй» или «жыд» – як слушна казаць па-беларуску? А также о том, как украинская власть проговорилась о своем антисемитизме на весь мир»

  1. Антон Марченко | 28.12.2012 в 01:56

    Парадоксально, но признаки бытового антисемитизма в Беларуси я встречал только в славном городе Бобруйске.
    Когда я учился в школе (91-02), со мной учились евреи и армяне, но нам и в голову не приходило, что мы чем-то отличаемся.
    Кстати, Юрий, как вы относитесь к еврейским анекдотам?
    мне очень нравится про субординацию в израильской армии:
    — По израильской военной базе идут два генерала, местный и американский. Навстречу — рядовой. Прошел, как будто не заметил.
    Американец в шоке: «Как же так?! Два генерала стоят, а он даже чести не отдал!»
    Израильский генерал, пробормотав «Сейчас разберемся:», догоняет солдата и спрашивает: «Изя, ты что, обиделся на что-то?»

    или про Хатуль мадан:
    Речь о тех временах, когда русскоговорящих интервьюеров в израильских военкоматах еще не было, а русские призывники уже были. Из-за того, что они в большинстве своем плохо владели ивритом, девочки-интервьюеры часто посылали их на проверку к так называемым «офицерам душевного здоровья» (по специальности — психологам или социальным работникам), чтобы те на всякий случай проверяли, все ли в порядке у неразговорчивого призывника. Кстати, офицер душевного здоровья — «кцин бриют нефеш» — сокращенно на иврите называется «кабан». Хотя к его профессиональным качествам это, конечно же, отношения не имеет. Офицер душевного здоровья в военкомате обычно проводит стандартные тесты — «нарисуй человека, нарисуй дерево, нарисуй дом». По этим тестам можно с легкостью исследовать внутренний мир будущего военнослужащего. В них ведь что хорошо — они универсальные и не зависят от знания языка. Уж дом-то все способны нарисовать. И вот к одному офицеру прислали очередного русского мальчика, плохо говорящего на иврите. Офицер душевного здоровья поздоровался с ним, придвинул лист бумаги и попросил нарисовать дерево. Русский мальчик плохо рисовал, зато был начитанным. Он решил скомпенсировать недостаток художественных способностей количеством деталей. Поэтому изобразил дуб, на дубе — цепь, а на цепи — кота. Понятно, да? Офицер душевного здоровья придвинул лист к себе. На листе была изображена козявка, не очень ловко повесившаяся на ветке. В качестве веревки козявка использовала цепочку.
    — Это что? — ласково спросил кабан.
    Русский мальчик напрягся и стал переводить. Кот на иврите — «хатуль». «Ученый» — мад’ан, с русским акцентом — «мадан». Мальчик не знал, что в данном случае слово «ученый» звучало бы иначе — кот не является служащим академии наук, а просто много знает, то есть слово нужно другое. Но другое не получилось. Мальчик почесал в затылке и ответил на вопрос офицера:
    — Хатуль мадан.
    Офицер был израильтянином. Поэтому приведенное словосочетание значило для него что-то вроде «кот, занимающийся научной деятельностью». Хатуль мадан. Почему козявка, повесившаяся на дереве, занимается научной деятельностью, и в чем заключается эта научная деятельность, офицер понять не мог.
    — А что он делает? — напряженно спросил офицер.
    (Изображение самоубийства в проективном тесте вообще очень плохой признак).
    — А это смотря когда, — обрадовался мальчик возможности блеснуть интеллектом. — Вот если идет вот сюда (от козявки в правую сторону возникла стрелочка), то поет песни. А если сюда (стрелочка последовала налево), то рассказывает сказки.
    — Кому? — прослезился кабан.
    Мальчик постарался и вспомнил:
    — Сам себе.
    На сказках, которые рассказывает сама себе повешенная козявка, офицер душевного здоровья почувствовал себя нездоровым. Он назначил с мальчиком еще одно интервью и отпустил его домой. Картинка с дубом осталась на столе. Когда мальчик ушел, кабан позвал к себе секретаршу — ему хотелось свежего взгляда на ситуацию. Секретарша офицера душевного здоровья была умная адекватная девочка. Но она тоже недавно приехала из России. Босс показал ей картинку. Девочка увидела на картинке дерево с резными листьями и животное типа кошка, идущее по цепи.
    — Как ты думаешь, это что? — спросил офицер.
    — Хатуль мадан, — ответила секретарша.
    Спешно выставив девочку и выпив холодной воды, кабан позвонил на соседний этаж, где работала его молодая коллега. Попросил спуститься проконсультировать сложный случай.
    — Вот, — вздохнул усталый профессионал. — Я тебя давно знаю, ты нормальный человек. Объясни мне пожалуйста, что здесь изображено?
    Проблема в том, что коллега тоже была из России… Но тут уже кабан решил не отступать.
    — Почему? — тихо, но страстно спросил он свою коллегу. — ПОЧЕМУ вот это — хатуль мадан?
    — Так это же очевидно! — коллега ткнула пальцем в рисунок. — Видишь эти стрелочки? Они означают, что, когда хатуль идет направо, он поет. А когда налево…
    Не могу сказать, сошел ли с ума армейский психолог и какой диагноз поставили мальчику. Но сегодня уже почти все офицеры душевного здоровья знают: если призывник на тесте рисует дубы с животными на цепочках, значит, он из России. Там, говорят, все образованные. Даже кошки.

  2. Юрий Зиссер | 28.12.2012 в 02:10

    Антон, я прекрасно отношусь к таким анекдотам. Тем более что в них меня никто не оскорбляет.

  3. Lelik | 28.12.2012 в 10:36

    Толерантность белорусов сильно преувеличена. Они просто трусы. Такой же пещерный национализм, густо приправленный антисемитизмом. Не проявляют только по той причине, что всего боятся. Лишь интернет дает возможность белорусу развернуться во всей его красе.

  4. keep_clear | 28.12.2012 в 17:44

    Спасибо за анекдоты, особенно последний.)

  5. wot666 | 28.12.2012 в 19:14

    Ах, ах, бедные белорусские поляки, говорящие на родном языке. Им-то как прикажете быть?

Оставить комментарий