Постепенно начинаю выкладывать старые тексты. Это — отчет о нашем с дочерью путешествии по Карпатам в июле 2006 г.

2 июля сели в поезд Минск-Ивано-Франковск. Духота такая, что почти не спали. 3 июля в 5.25 утра вышли на Львовский ж/д вокзал, сели на маршрутку и поехали Ивано-Франковск и далее — в Яремча.

Маршрутки для поездок на дальние расстояния по Западной Украине и особенно дороги — жуткая вещь. Несчастные 120 км от Львова до Ивано-Франковска тащились почти 4 часа в смраде, тесноте крохотных детских сидений и совершенно дикой тряске, как на американских горках. По дороге от водителя услышали анекдот:

— Где в Европе самые плохие дороги?
— В Польше.
— А на Украине?!
— А их там вообще нет.

В Яремче немного окунулись в атмосферу Карпат, но еще совершенно ее не прочувствовали. В знаменитом яремчанском деревянном ресторане 50-х годов отлично готовят, особенно свежие белые грибы и форель, выловленную рядом в речке.

Около 14.00, добравшись до Ворохты, обнаружили, что единственный способ добраться на расположенную прямо под Говерлой кеиевскую спортивную базу «Заросляк», кроме 25-километрового пешего, — такси. Последние 10 км машина ехала по каменистой дороге со скоростью не более 20 км/ч.

На этой спортбазе с поры моих визитов в 1996 и 1998 году ничего не изменилось. Горячей воды и буфета как не было, так и нет. Поселяемся в номере с «удобствами на этаже» и заказываем ужины и завтраки на 2 дня вперед: без предварительного заказа разве что чаем напоят, как это случилось на наших глазах с компанией, имевшей несчастье попасть на базу прямо к ужину. Заказываем также на кухне на завтра ведро кипятка для того, чтобы после Говерлы помыться в пустой сауне, в которой включат горячую воду через пару дней — по приезде спортсменов из Киева.

4 июля в 9 утра вышли в поход по хребту Чорногора в направлении озера Несамовите, находящегося у горы Туркул — одной из вершин Чорногоры. Подъем был длинный и весьма живописный. За несколько часов мы побывали во всех часовых поясах – от смешанных лесов и альпийских лугов до огромных белых сугробов (это в июле месяце-то!) Особенно очаровательны быстрые горные речки, одна из которых — Прут. (Вообще, надо сказать, что вода в Карпатах течет из-под любого камня и очень вкусна). Около речек растут изумительные цветы неизвестных пород. Однажды мы сбились с тропы, из-за чего попали к огромному сугробу длиной метров 500 и высотой метров 15 и даже покидались снежками. А вот возвращаться на тропу пришлось по почти вертикальному склону, нервно цепляясь за ветки карпатской карликовой сосны.

Полностью промочив ноги в огромном затопленном лугу, подошли под самый хребет, будучи уверенными, что давно сбились с пути. Встреченные ребята оказались моими сокурсниками через 25 лет — студентами 2 курса факультета компьютерных наук Национального университета «Львiвська полiтехнiка». Разговорившись, мы нашли общих преподавателей, и я нацарапал короткую приветственную записку Гнативу, которого они все любят и уважают, считая старым зубром и порядочным человеком. Больше знакомых через четверть века сходу не нашлось. Эти же ребята сообщили, что мы находимся в 20 метрах от озера! И, действительно, мы почти сразу увидели водную поверхность длиной 250 м. И это то, что в путеводителях называется Несамовитым (Неистовым) озером! Мы немного разочарованы.

Наконец, поднялись на хребет, попав на гору Туркул, и начали 4-часовое продвижение к Говерле через Пожижевскую и Брескул. По дороге встретили массу людей, преимущественно чехов и украинских школьников с учителями. Но больше всего поразила четверка горных велосипедистов в полной амуниции, рискнувших ехать на велосипедах по узким горным тропинкам шириной в четверть метра над почти отвесными склонами Туркула! Да по ним идти страшно, не то, что ехать.

Путь на Говерлу по хребту усеян горганами — огромными желто-зелеными каменными плитами, поросшими мхом и лишайником. Можно подумать, что весь чорногорский хребет усыпан листами толстого шифера, по которому неприятно ступать. Но какие виды открываются с хребта! Горы синие, зеленые, коричневые, красноватые окружают нас со всех сторон и теряются в Румынии.

Наконец, почти в 8 вечера мы — на Говерле. Испепеляющее солнце, дикий пронизывающий холод, ураганный ветер, изумительные разноцветные виды на окружающие горы вплоть до Румынии и дальше — и совершенно нелепые памятники. Один из них – обычная бетонная стела типа «Шипка» без надписей, полностью разукрашенная граффити типа «Киса и Ося здесь были».Она стояла там и в 1996 году в таком же виде. Другой — крест Черновицкого религиозного общества баптистов.

Третий — гильза с надписью, которую не привести не могу. Цитирую по фотографии: «Ми перемогли! Наш президент – Вiктор Ющенко i ми пiдемо з ним в майбутне. Прочитайте наше звернення в 2015 роцi. Липень 2005 р». Видимо, кто-то вспомнил славные комсомольско-пионерские традиции замуровывания в школьные стены шкатулок с посланиями будущим поколениям.

Четвертый — почему-то в честь стрельцов Запорожской Сечи, непонятно какое отношение имеющих к Говерле. Пятый — дуга с тысячами повязанных на нее носовых платков и других разноцветных тряпочек. Шестой — украинский трезубец высотой около полутора метров от земли. Наконец, седьмой — по виду самое настоящее надгробие с надписью «Рiднi землi Украiни. Конституцiя Украiни».

Спуск был головокружительным и почти полностью состоял из ступенек, образованных плитами-горганами, из-за чего представлял собой сплошной каскад из прыжков в высоту (точнее, в нижину). На спортбазу пришли в 10 вечера, когда персонал базы уже начал беспокоиться по поводу нашего отсутствия — ведь мы попросили их сделать ужин и бадью с кипятком для помывки к 7 часам. Там работают хорошие и добрые женщины, с которыми удалось договориться даже о коротком телефонном звонке в Минск. Сообщить об опоздании мы не могли, поскольку сотовая связь в этой местности почти отсутствует. За весь день она проклюнулась на нескольких участках подъема или спуска в виде периодического появления на несколько секунд названия оператора, двух «чешуек» из пяти и возможности послать SMS с 5-7 раза. Звонок при таком качестве связи был невозможен. О связи в низинах и на самой Говерле говорить вообще не приходится — ее нет.

От идеи похода по хребту Свидовец (Ясиня-Драгобрат-Усть-Черная) отказались, т.к. поняли, что с полными рюкзаками вряд ли пройдем его без ночевки, а палаток у нас не было. Поэтому назавтра знакомым образом (на такси) вернулись в Ворохту (точнее, в Татаров) и почти сразу сели на автобус Коломыя-Хуст, на котором направились в Солотвино. В автобусе нас вовсю развлекала странствующая группа веселых молодых чехов.

Солотвино – сказка! Посетив музей соли, расположенного на задворках без опознавательных знаков и не обновлявшегося, видимо, со дня своего основания в 1974 г., мы устроились на ночлег в мотель, в котором стояло несколько крохотных сооружений, похожих на скворечни. На втором этаже одной из скворечен нас и поселили. Поднявшись по вертикальной лестнице, похожей на пожарную, мы попали в палатку со сходящимися сверху, как в маленькой классической палатке (или скворечне), косыми картонными стенами, двумя кроватями и маленьким столом. Больше в «номере» ничего не было, да и быть не могло, поскольку не поместилось бы. Ворочаясь в кроватях, мы упирались локтями в косые картонные стены, из-за чего раздавался вызывавший наш неизменный смех характерный гулкий стук.

Впечатление такое, что Солотвино находится в Румынии: все надписи и таблички – на румынском (и, как ни странно, русском) языках, изредка по-украински. Почти все кругом — и курортники, и хозяева — говорят по-румынски. Прямо за музеем соли — река Тиса, за ней — Румыния: город Сигет, горы. В кафе — сплошь румынские и венгерские блюда: токан, лоци, банош и др. Это неудивительно: ведь до аннексии Советским Союзом в 1945 году Закарпатье никогда не имело отношения ни к России, ни к Украине. Только в ХХ веке в Закарпатье сменилось 8 различных режимов. До 1914 года там лет 400 была Австро-Венгрия. С 1914 до 1918 г. — первая Мировая война с молниеносной сменой режимов от Царской России до Украинской Народной Республики. С 1918 года до 1938 года — Чехословакия. После ее раздела с 1938 до 1945 года – венгерский фашистский режим Хорти. Потом почти полвека — СССР. С 1991 года — Украина.

Наконец — купание в соляном озере. Это самое настоящее Мертвое море, где тело пловца, включая ноги, решительно не тонет, и стоило невероятных усилий утопить их или тем более себя целиком! Вода выталкивает. После купания все тело остается в белой соли. Это так странно: вчера – горы и долины, сегодня – озера, пляжи и вальяжно разгуливающие по городку курортники в купальных костюмах. После купания, душа и ужина на воздухе мы почувствовали полное блаженство и завалились спать.

Наутро, снова насладившись ощущениями космонавтов, купаясь в соляном озере, поехали дальше. Через Хуст добрались до Межгорья, откуда на такси поехали в музей лесосплава на Черной Реке. Смотритель музея провел нас через его экспонаты. Сам музей в 1998 году сильно пострадал от наводнения: в ураганную ночь часть музея, размещенная над водами Черной речки, рухнула в реку. Денег на ремонт, как водится, не нашлось. В результате вся экспозиция ютится в уцелевшей части музея, находящейся на берегу живописной речки. Жупаны из собачьей шерсти, трембиты, багры, деревянные башмаки… Вернувшись в такси, мы продолжили наш путь по бездорожью и, наконец, прибыли к Синевирскому озеру. Устроились в местный отельчик и впервые за время путешествия насладились всеми удобствами, включая горячую воду.

Синевирское озеро не произвело большого впечатления. Лично я, будучи там дважды, так и не понял, за что его считают «жемчужиной Карпат». Оно находится на высоте почти 1000 м над уровнем моря на вершине холма — считается, что в жерле давно потухшего вулкана. (Напомним, что озеро Несамовите расположено без малого на высоте 2 км.) Гуляя вокруг Синевирского озера, обнаружили под ногами огромную небесно-голубую жужелицу. Природа там красивая, а в особенности — горный ручей, вытекающий из озера и образующий каскады-водопады вдоль пути подъема на озеро. Но красота Синевирского озера — для тех, кто не бывал в Карпатских горах, где озера и природа еще красивее.

 


Вернувшись в Межгорье на попутках, снова взяли машину на паях со случайным попутчиком – чехом по имени Роман — и доехали почти до самого водопада Шипот. Зачем мы вообще туда поехали? Ведь мы с дочерью уже побывали на водопаде и на царящей над ним горе Великий Верх и хребте Боржава в 1997 году.

Дело в том, что мы вычитали в путеводителе по Карпатам, что 7 июля сотни и тысячи людей из разных стран отмечают там праздник Ивана Купалы. Нам было безумно интересно посмотреть, как это выглядит. Опять-таки устроившись в небольшой отельчик рядом с водопадом, пошли на полонину. Там увидели лагерь на 250 палаток и свыше 500 человек. Над многими палатками развевались государственные флаги стран, откуда прибыли участники. Мы увидели украинские, белорусские, российские, литовские, чешские флаги и даже огромный флаг города Минска – голубой, с богоматерью.


Этот указатель — единственное, что напоминало о проведении мероприятия. Никакой организации в лагере не было.

По центру лагеря неторопливо разгуливала группа из трех абсолютно голых молодых людей разного пола, извивавшихся в танце под бубен и ни на кого не обращавших никакого внимания. Впрочем, невнимание было взаимным. Остальные жители палаточного городка лениво тусовались вокруг своих палаток. Судя по их изрядно помятому и сонному убитому виду (это в 9 вечера-то!), им вряд ли было хорошо. Из некоторых палаток тянуло травкой – возможно, только этим людям там и было хорошо.

От нечего делать мы обошли все палатки, отмеченные белорусскими флагами. Их было меньше 10. Знакомых не было, и лица были в основном не отмечены печатью интеллекта и к светской беседе не располагали. Вдруг услышали радостный крик: «Юрий Анатольевич!» Подошла интернет-журналистка Алиса Бизяева с мужем-дизайнером и дочерью, приехавших на Шипот из далекого Ильичевска Одесской области, где они живут уже полгода. Они угостили нас вкусной горячей сладкой кашей с орехами и дымом, которую вместе с нами с удовольствием уплетали не только они сами, но и их двухлетняя дочь.

Это ж надо было поехать на Шипот, чтобы встретиться!

Большинство жителей палаточного городка собирались переехать в Шешору на Серебристые водопады, где 12 июля состоится организованный фестиваль с концертом. Это, конечно, интересно, но в наши планы не входило. Переночевав в цивилизованных условиях, мы к следующему вечеру приехали к друзьям во Львов.

Нельзя не отметить разительные перемены последних лет. В Карпатах, как грибы, появляются гостиницы, кафе и другая инфраструктура. Мне есть с чем сравнить — например, со своим же путешествием 1993 года, когда у меня были проблемы не только с ночлегом, но и элементарно отсутствовало автобусное сообщение, из-за чего приходилось терять целые дни на 20-30-километровые пешие переходы по шоссе между селами и питаться из сельмага хлебом и леденцами.

Сегодня украинская экономика бурно развивается. Происходит быстрое строительство горнолыжных курортов и сопутствующей инфраструктуры. На престижном горном курорте Буковель возле Татарова (который, как нам рассказали, ни в чем не уступает Швейцарии, включая цены), стоимость сотки земли достигает 30 тыс евро. Даже земля в Татарове и других обычных «подгорных» деревнях Ивано-Франковской области достигает 5000 евро за сотку. Дома каменные, полно шикарных трехэтажных вилл. Некоторые деревенские ездят на джипах. Так что украинцы — народ предприимчивый и свою выгоду никогда не упускает.

Мы с Женей очень довольны поездкой и не прочь повторить ее — по другому маршруту (ведь мы мало повидали).

Цены:

Автобусы, маршрутки, поезда — от 3 до 16 гривен за поездку в зависимости от расстояния.

Такси в горы или из гор — 60-80 гривен (12-16 долл).

Ночлег: в отельчиках — 150 гривен за номер. «Скворечня» в Солотвино — по 25 гривен с человека. Спортивная база «Заросляк» — 42 гривны с человека. Завтрак нигде не включен, но поесть нигде, кроме «Заросляка», не проблема. Да и там неожиданным гостям в конце концов яичницу поджарили.

Еда в кафешках — от 25 гривен с человека за полный вкусный обед с вином. В ресторанах в 2-3 раза дороже.

Домашнее красное вино, продающееся в пластиковых бутылках из-под минеральной воды повсеместно, включая сельские гастрономы — 5-7 гривен за литр. Несмотря на предостережения, мы его на Шипоте пили много и вкусно, нас угощали в разных палатках (да мы и сами его покупали и угощали). Все пошло впрок.

Курс: 5 гривен = 1 долл. Менять деньги лучше сразу все в крупных городах из расчета 30-35 долл на человека в день, если путешествуете общественным транспортом без палаток и не желаете идти пешком по шоссе. С палаткой и/или собственной машиной затраты снижаются в несколько раз, т.к. решается проблема ночлега и/или передвижения.

Данный пост в другой редакции публиковался в двух номерах «Ежедневника» осенью 2006 г. и в виде отзыва путешественника по Украине на сайте www.tio.by.



Комментарии (7) на запись «Карпаты — 2006»

  1. Константин | 01.09.2007 в 21:44

    Да, умудрились Вы найти в Карпатах такую базу отдыха, чтоб без воды и без буфета… У меня никак не получалось :)

    В самом деле, там много не очень дорогих и вполне приличных баз, где номера с кондиционерами и нормальные рестораны. И цены гораздо дешевле чем в Крыму, при том что в Крыму условия намного хуже (за бОльшие деньги).

    Кстати, можно было еще в Мукачевский замок съездить, и Ужгород посмотреть. Я в Ужгороде не был, но говорят что там очень красиво. Конечно не природа, но история…

  2. Юрий Зиссер | 01.09.2007 в 21:52

    Константину: «Заросляк» — это не база отдыха, а база спотривного общества от Киева. Они, вообще говоря, принимают только спортсменов и никому ничем не обязаны. Просто ближе к Говерле никаких других более цивилизованных мест отдыха нет. Все остальные места ночевки были такими, как Вы описывали: дешевыми, благоустроенными и вообще классными, расположенными в живописных местах.

    В Карпатах и Закарпатье есть что посмотреть. Мукачево, Сколе, Тухле, Гребениве, Славско, горе Великий Верх, Воловце, Сваляве, Серебристых водопадах, Коломые, Косове, Черновцах, в верховьях Черемоша был раньше. На вершине Говерлы в 2006 году побывал второй раз, а всего в Карпатах — наверное, двадцатый, ибо до 27 лет жил во Львове.

  3. аврора сонник | 02.09.2007 в 09:58

    А мы вот в 2006 году ездили на карпаты с мужем на авто…нам очень понравилось, было море впечатлений…вот только за рулем быстро устаешь…

  4. Юрий Зиссер | 02.09.2007 в 11:24

    А ведь в 1998 году я таким образом чуть не потерял машину. Поехали с родителями по Карпатам на моей «Мазде-626″ 1989 г. Были в том же Заросляке, Ясиня, Яремче, Усть-Черной, Колочаве, Синевирском озере, Косове и т.д. Все было просто великолепно, пока не попали на дорогу Кобылецкая поляна — Рахов, которая на карте существовала, а в действительности ее смыло лет 10 назад. До вершины горы доехали почти нормально, а как поехали вниз в долину к деревне — мама родная! На дороге одни огромные камни и больше ничего. 2 километра ехали больше часа. Я каждый несколько метров выходил из машины, чтобы прикинуть дальнейшую дорогу. Слева — обрыв, справа — скала, развернуться негде. Камни били по днищу. По возвращении оказалось, что на бензобаке яма, уменьшившая его емкость на несколько литров и что его чудом не пробило (слава богу, под мотором стояла стальная защита картера). А через 3 года у машины начало ржаветь днище, и мне сказали, что это произошло как раз в местах соприкосновения с камнями и что надо было сразу после Карпат сделать антикоррозийку… С сожалением пришлось продать — ведь я на этой «Мазде» ездил и в Париж, и на Балатон, и в Польшу, и даже в Подмосковье на РИФ-2001…

  5. авто из сша | 29.12.2007 в 20:10

    :) приходилось бывать замечательные места :)

  6. граффити любитель | 05.03.2008 в 10:09

    Да карпаты это жир, но не называйте надписульки граффити.

  7. walera | 21.03.2008 в 14:53

    очень интересное описание и само путешествие, надо будет как-то обязательно в Карпаты съездить

Оставить комментарий