Мюнхен-Нюрнберг-Бамберг-Лейпциг-Дрезден-Берлин-Ганновер-Гослар-Брауншвейг-Гамбург-Любек-Бремен-Амстердам-Лейден-Гаага-Схевенинген-Антверпен-Брюссель-Кельн-Франкфурт-Ахен

Благодаря любезности немецкого посольства, благосклонно  относящегося к TUT.BY и надеющегося на расширение деловых связей между Германией и Беларусью, я на 48-м году жизни получил многократную шенгенскую визу аж на целый год! Это немедленно натолкнуло на мысль исполнить мечту идиота.

Вообще-то путешествовать лучше в юности, когда приключения и общение много дают для картины мира и способны влиять на мировоззрение. Но в мою юность заграничные путешествия по известным причинам были невозможны. А ныне их — уже по иным причинам – простому смертному организовать непросто: все, что можно сделать без проблем — купить в турагентстве стандартный «полуматрасный» тур по заранее установленным маршрутам и отелям, собрать справки о доходах и имуществе, выстоять за визой, предъявить факсы с бронью всех гостиниц на каждую ночь и бронью всех билетов, доказывать в посольстве, что ты тот самый верблюд, который не собирается остаться в стране навеки и т.п. О каком настоящем путешествии со случайностями, питанием в харчевнях и сном у друзей или попутчиков случайных знакомых может идти речь!

Впрочем, у меня был отличные деловые поводы отправиться в Германию. Во-первых, в Ганновере уже много лет ежегодно проводится самая крупная в мире выставка по информационным технологиям CeBIT. Я был на этой выставке трижды еще в 90-х годах, и нужно было обновить свои впечатления и вообще узнать курс, которым идут информационные технологии. Кроме того, под Кельном проводится конференция по веб-хостингу. Да и Musikmesse во Франкфурте — тоже вещь небесполезная. Все эти три мероприятия проводились в одно и то же время — первую половину марта. Так что ехал я по работе, притом не забывая о личном. Пробелы в датах или слишком долгие периоды пребывания в отдельных городах вызваны именно моей работой.

Хочу поблагодарить людей, гостеприимство и доброта которых сделали мою поездку приятной: журналиста Татьяну и Тамару Монтик, Олега и Свету Кушницких, Марию, Евдокию и Лару Перских.

27-28 февраля: Мюнхен

Мюнхен, можно сказать, колыбель пива. Здесь его пьют все. Большинство известных нам «крутых» сортов пива, оказывается, произошло из Мюнхена. Пиво здесь бывает десятков сортов и просто чудное: темное и совершенно не горькое, притом очень легкое и вкусное. Варить пиво монахи начали от бедности, но затем поняли, что дело доходное, и поставили на широкую ногу. Franziskaner, Paulaner или Lövenbrau в своих фирменных «родных» монашеских пивоварнях, которым по полвека, мало напоминают лидское или речицкое пиво.

В Мюнхене пивные такие же, как всюду, только размерами больше. Я бы просто сказал: гигантские. В основном туда ходят туристы, но обязательно найдутся столы, занятые завсегдатаями. Видно, что местные приходят и уходят порознь, но знакомы друг с другом и что-то оживленно часами обсуждают и смеются за кружкой пива в руках. Наверное, в 20-х годах прошлого века вот так же сидел Гитлер, но немцы об этом вспоминать не любят. После войны в городе «зачистили» все места, так или иначе связанные с фюрером и его бурной молодостью, когда он толкал речи во славу национал-социализма в мюнхенских пивных.

Относительно архитектуры: признаться, ожидал большего — нет единого ансамбля, город эклектичен. Застройка разных лет. Прага, Будапешт, Львов или Гданьск поражают воображение куда сильнее. Город застроен зданиями разных эпох и стилей совершенно бессисстемно и не представляет собой единой застройки, характерной, например, для городов Франции. То там, то сям торчат огромные музеи и общественные здания разных эпох и стилей — от готики до модерна. И даже постмодерна, или, проще говоря, серого унылого «совка», похожего на наши здания 70-х «из стекла и бетона».

Ну, да, в центре красивейший костел со сказочными фигурами в костюмах на высоте 20 м по типу пражских. Впрочем, очень, возможно, что идею пражане позаимствовали у мюнхенцев (или наоборот) — здесь ведь недалеко, километров 300. Собрался народ на площади в предвкушении хоровода фигур — а они в обещанные путеводителями 21.00 не побежали. Народ через 5 минут разочарованно разошелся, бурча. Что поделаешь – зима, мало туристов…

И все же, когда поднимешься на колокольню собора на высоту 85 метров, то зрелище грандиозное. Как, однако, много меняет угол зрения!

От Пинакотеки ожидал большего. Вообще, мои ожидания после Эрмитажа, музея Пушкина, д’Орсэ, Метрополитена и вашингтонской галереи оправдаться не смогут, видимо, уже никогда, ибо лучших музеев в мире я просто не знаю. Оказывается, пинакотек в Мюнхене целых три — по историческим периодам. В каждой есть интересное, хотя Современная пинакотека со своими инсталляциями, дизайнерами, выставками и экспрессионистами скучновата, если бы не импрессионисты. Непонятным образом то, что мы называем импрессионизмом, распределено по двум пинакотекам — Новой и Современной.  В Старой Пинакотеке представлены картины до 19 века. Было несколько прекрасных картин Брейгеля и Рембрандта.

Рассмотрел-таки картину Рембрандта «Жертвоприношение Исаака» в оригинале. Меня сей библейский сюжет всегда убивал своей бесчеловечностью: веруешь сам – вот и веруй себе на здоровье, но зачем же за свою веру приносить в жертву жизнь другого человека? Даже если это собственный сын. Так вот: мне показалось, что мы с Рембрандтом относимся к Исааку почти одинаково. Рембрандт если и лучше, то чуть-чуть.

Баварцы очень гордятся своим краем и его столицей. На конференции по хостингу мне сказали, что многие баварские фирмы приобретают для своих корпоративных интернет-сайтов белорусские домены (.by)! Но не будем больше отвлекаться на профессиональное — о нем сказано в приложении «Е:Сеть».

Все с этим городом хорошо. Жить в Баварии и Мюнхене здорово. Но ездить сюда (после столиц мира и французских городов) незачем, особенно если Вы не собираетесь посвятить свои лучшие годы дегустации всех 160 сортов баварского пива в мюнхенских пивных.

29 февраля: Нюрнберг и Бамберг

Оба баварских города можно охарактеризовать как прелестные провинциальные города «на семи холмах» со старым хорошо сохранившимся центром. Но если логическим украшением Нюрнберга является крепость, то в Бамберге центр города находится на острове. Бамберг, одна из древних столиц Германии, кажется старше. В нем сохранились дома с «поперечно-полосатыми» окнами, узкие кривые улочки, вымощенные булыжниками, да исполинских размеров остроконечные двуглавые соборы, парящие над городом. Остров соединен с городом расписным зданием и мостами наподобие пражских, только меньше и древнее. О Праге или Страсбурге заставляют вспоминать и водопады под мостами и прогулочные катера. Подъемы на окружающие холмы довольно трудоемки, но путник вполне вознаграждается за это видами величественных соборов и открывающейся оттуда панорамой города.

Нюрнбергская крепость классическая и «вкусная»: стоит на горе, а ее стены и брусчатые мостовые поросли зеленым мхом. С крепостных стен открываются замечательные виды на центр. Но не менее классичен и Бамберг со своими древними зданиями различных стилей и эпох, проходя мимо которых, чувствуешь себя пилигримом.

1-2 марта: Лейпциг

Вообще-то название города по-немецки город звучит как «Ляйпцышь» — вовсе не так, как мы привыкли. Превратности аутентичности в названиях постоянно преследуют иностранцев даже в названии нашей собственной Родины, так что же говорить о немецких городах!

Воскресное утро началось со службы в знаменитой Томаскирхе, куда приехал хор из Бремена. Состоялась обычная полуторачасовая воскресная служба — с речами пастыря, речитативом и пением прихожан по молитвенникам и нотам, исполнением хоралов Баха на органе. Всем раздавали специальные молитвенники с нотами и словами. Я попел вместе с прихожанами, чтобы попытаться почувствовать то, что чувствуют они. Не думаю, что преуспел в этом, но надо сказать, что пение затягивает, даже когда не понимаешь слов. Впрочем, а что там понимать: О, майн Герр либе Иезус Христус! Агнус Деи! И т.д. и т.п. Так скоро протестантом стану.

Вообще-то я поехал в Лейпциг ради Томаскирхе (собора св.Фомы), чтобы посетить могилу И.С.Баха, которая находится прямо в полу кирхи недалеко от алтаря, прямо на том месте, где обычно поет хор, то есть за ступеньками на возвышении. Дело в том, что Бах был кантором хора этого собора в последние 27 лет своей жизни. Сначала его похоронили около храма св.Иоанна, но давным-давно прах перенесли на последнее место работы.

Надо сказать, в Томаскирхе изумительная акустика. Любопытно, что храм не перестраивался в последние 500 лет: может, акустика потому и сохранилась, что никто целых полтысячелетия ничего не пытался улучшать? Правда, улучшали орган: в конце XIX в. кто-то решил, что орган, построенный под руководством Баха, больше не удовлетворяет романтических органистов. Старый орган заменили новым, так называемым «романтическим». Чтобы вернуться к истокам, уже в XXI веке по старым чертежам пришлось построить сбоку другой орган, аутентичный по тембрам, позволяющий музыке времен Баха звучать так, как она могла бы звучать, если бы мы знали манеру ее исполнения.

Томаскирхе квадратная по форме и даже выглядит скорее шире, чем длиннее. Колонны тонкие и не мешают звуку свободно распространяться во все стороны. Тем не менее эха совершенно нет. Когда поет хор или играет орган, то, во-первых, кажется, что совсем негромко, но притом все слышно; а, во-вторых, отчетливо прослушиваются каждый голос, каждый подголосок — как в хоре, так и на органе. Удивительно! Акустика идеальная. В Беларуси подобных залов ни в церквях, ни в филармониях и прочих «дворцах» и близко нет.

Что же касается архитектурных памятников, то Лейпциг ими не изобилует. Есть несколько красавцев в стилях барокко и классицизм. Ратхауз изумительной красоты, но находится в процессе восстановления и почти не виден из-за лесов.

1 марта: Дрезден

Первый день весны в Лейпциге начался с урагана. Ливень хлестал такой, что я не смог перейти дорогу до трамвая, идущего на железнодорожный вокзал. Из-за шквалистого ветра дождь показался циркулярным душем. За 5 евро вызванный по телефону таксист довез меня до крытого вокзала. Победив стихию с помощью власти денег, я торжествующе сел в космический поезд с обтекаемым носом (не моим, а поезда) и расположился на удобном месте со столиком, как в плацкартном вагоне. За 2 минуты до отправления в вагоне что-то объявили по-немецки, и народ начал выходить. Оказывается, все рейсы на Дрезден отменены из-за аварии по ходу поезда. Немудрено, подумал я: последний раз я видел такой тропический ливень в Трансильвании, на подступах к Синае. Ливень мог запросто смыть дорогу или учудить другую беду. Дежурная по вокзалу заламывала руки и клялась, что сегодня поездов не будет вообще.

Впрочем, через 15 минут дождь прошел, а еще через полчаса засияло солнце. Я отправился гулять по Лейпцигу, периодически наведываясь на вокзал. Около полудня из справочного бюро вокзала всех горе-пассажиров направили на специальный  автобусный рейс, пущенный вместо всех отмененных поездов, обычно курсирующих ежечасно. Собралась порядочная толпа. В городской автобус с надписью «Dresden» набилось много людей с чемоданами. Когда автобус до отказа заполнился людьми и их грузом, всех стоящих попросили сойти. Оставшихся полсотни пассажиров, оставшихся сидеть (а я оказался в числе счастливчиков) попросили… пристегнуть ремни!

Автобус тащился целых 2 часа, но я был счастлив и этим. В обед мои ноги ступили на дрезденскую землю. Но там начался тот же ураган, какой рано утром я уже «проходил» в Лейпциге. Зонты выворачивало наизнанку, и все урны города были утыканы огромными разноцветными сломанными зонтами (почему-то здесь носят только длинные цветные зонты, не помещающиеся в сумки). В местах-«воронках» вроде арок или перекрестков просто сдувало с ног. Все это сопровождалось приличным дождем — не таким сильным, как утром в Лейпциге, но из тех, от которых зонтики не спасают. Пришлось изменить себе и впервые в жизни позорно сесть в двухэтажный  желтый туристический автобус из серии «20 достопримечательностей за полтора часа».

Двухэтажное чудо оправдало мои худшие ожидания: нас полтора часа возили по спальным районам и пустынным объездным дорогам и дорожкам города, показывали загородные  виллы богачей и места их охоты. Тяжкий стон тетки в наушниках навевал смертную тоску, наверное, целым поколениям туристов: «Паасматритее напрааваа: дом с белой крышей принадлежал изобретателю крысиного ядааа, заработавшему на этот дом в этом престижном районеее. А теперь посмотритеее налеваа: через Эльбу на горе далеко среди деревьев виден замок саксонского князяаа». Наконец, автобус въехал в центр (это была последняя остановка), и народ высыпал из автобуса посмотреть барочный центр города, благо дождь ослабил свою хватку.

И тут бы мне смолчать, но не могу: Дрезден — чудесный уникальный барочный красавец-город! Для тех, кто никогда не был в Вильнюсе или Львове. Ну, а если бес попутал побывать еще и в Париже, то в Дрезден потом лучше не ездить, чтобы не расстраиваться. Вообще, барокко нужно смотреть поближе к его родине, чем созерцать на Эльбе усеченную копию парижского моста Александра III без украшений с другой парижской копией — прибережной террасы вдоль сада Тюильри. Как жаль, что варварские бомбардировки уничтожили старый барочный Дрезден!

Дрезденская картинная галерея отражает вкус саксонских князей, столетиями ее собиравших. 90% фондов составляют венецианцы: Веронезе, Тинторетто, Тьеполо, Каналетто и  т.п., по огромным видовым полотнам которых можно изучать Венецию, чтобы не пришлось покупать тур и ездить туда живьем.  Остальное, впрочем, интересно: десяток малых картин Рембрандта да несколько хороших картин Дюрера. Знаменитая «Сикстинская мадонна» Рафаэля душу не тронула совсем, хотя дважды возвращался к ней. Мне вполне хватило полдня на этот город. Совершенно не представляю себе, что бы я там делал целый день. Спасибо урагану, что сэкономил мое время!

День достойно увенчал ужин в лейпцигском кафе азиатской кухни: кисло-сладкий острый суп по-пекински и курятина по-тайски с рисом, бамбуком, фисташками и соусом терияки. Все это запивалось, естественно, «дункелем» Paulaner. Уверен: такой чудесный напиток, как темное нефильтрованное пиво из Мюнхена, могут пить даже лютые пивоненавистники.

2-3 марта: Берлин

Сразу хочу сказать: Берлин мне понравился. Не из-за архитектуры (город сильно разрушен в войну, после которой застраивался хаотично и уже только потому явно уступает  другим столицам). Дело в том, что в Берлине присутствует некая аура мегаполиса, характерная, скажем, для Нью-Йорка: разношерстные улицы и районы, улицы разного калибра, толпы туристов и полный интернационал в спальных районах, вывески на разных языках.

Наличие массы турок в Германии — ни для кого не новость. Но то, что в трехмиллионном Берлине 200 тысяч русских, в стране — 2 млн русских, а бывший когда-то престижным район Шарлоттенбург местные прозвали Шарлоттенградом (хотя мне показалось, что турок там на вид больше), лично для меня явилось некоторой неожиданностью: о таких масштабах миграции нации победителей в страну побежденных я не подозревал. И что характерно: среди здешних русских далеко не только этнические немцы или евреи. Много чистокровных славян попало сюда правдами и неправдами.

Побывал всего в двух музеях: Пергамон и Египетском. В первом центральных экспоната два. Первый — полностью вывезенный и заново возведенный в стенах музея греческий храм города Пергамона в Малой Азии (ныне находится в Турции в районе Трои на Эгейском море). Второй — вавилонские скрижали с законами царя Хаммурапи, перекочевавшие затем в Тору, а из нее в Библию под видом заповедей и «Чисел».

В египетском музее — море гробниц, ушебти, саркофагов и масса скульптур, из которых самая известная — голова Нефертити.

Рейхстаг оказался похожим на свои фото. Я ожидал большего. Вообще, хваленые здания XVIII-XIX вв., составляющие гордость экскурсионного  Берлина,  оставляют впечатление давно виденных: классицизм и модерн — в Питере, барокко — во Львове, Вильнюсе или Париже, «советское барокко» Восточного Берлина — на проспекте Независимости в Минске. Я по всем памятникам отметился — спасибо двухэтажному туристическому автобусу с наушниками, где читали заупокойным трагическим голосом текст на ломаном русском языке (ну так трудно в Берлине оказалось найти русского, чтобы прочел текст без акцента и элементарных ошибок!). Да еще заплаты в тексте, сделанные разными голосами и манерами речи. Удивила и манера рассказывать о каких-то местах уже после остановок, когда уже нельзя сойти. Скажем, у дворца Шарлоттенбург голос, торжественно возвестив об отъезде от остановки, еще минуты две расписывал, какие вокруг замечательные ресторанчики с местным аутентичным пивом, после чего остановился километра через три, перед Курфюрстендамм.

У немцев в силу исторических причин повышенное внимание к еврейской проблеме. Даже в автобусный тур входят Еврейский музей и мемориал погибшим евреям недалеко от Бранденбургских ворот, состоящим сплошь из сотен надгробий.

Цены на пропитание, как и всюду, разные. В кафе «Эйнштейн» на Унтер-ден-Линден я за 25 евро поел самое дешевое второе (гуляш без гарнира, мало напоминавший гуляш — скорее, просто кусок мяса) и чай с пирожным. В том районе просто негде дешево поесть. Зато в Шарлоттенбурге в маленькой семейной  турецкой кафешке у гостеприимных англоговорящих хозяев  картошка с мясом, разнообразный витаминный зеленый салат с кусками сыра фета и кока-колой обошлись в скромные 7 евро. У нас за такую же еду пришлось бы отдать минимум вдвое больше в каком-нибудь кафе средиземноморской кухни — например, в «Библосе».

За все время пребывания в Германии не встретил ни одного немца, говорящего по-русски, даже из пожилых. Более того, если в западной части Берлина можно найти музейные буклеты, аудиоролики и даже меню на русском, то в Восточном Берлине их искать бесполезно, столь велика ненависть за продолжавшуюся почти полвека неудавшуюся попытку загнать немцев в счастье железной рукой.

Совершил экскурсию в знаменитый универмаг KaDeWe. Если бы не был в парижском «Галери Лафайет», впечатлило бы больше — если магазины вообще должны впечатлять. 6-й этаж универмага полностью занят продуктами питания и представляет собой нечто среднее между продуктовым рынком в Ждановичах и Елисеевским гастрономом в Москве. Разнообразие действительно огромное, особенно по части дорогих продуктов в подарочном исполнении. Шоколадный отдел с сотнями видов, упаковок и изготовителей шоколада — просто блеск!

Но самым приятным занятием в Берлине оказались прогулки. Да-да! В Берлине легко дышится — как в Париже или Нью-Йорке. Приятно гулять повсюду: и по Унтер-ден-Линден, и вдоль Потсдамерштрассе. Особенно приятно гулять по Курфюрстендамм (при этом слове так и захотелось вслед за Штирлицем добавить: «мимо казарм»), построенной по образцу Елисейских полей в Париже. Летом можно прекрасно  погулять по паркам (точнее, лесопаркам — тому же Тиргартену). Доставляет удовольствие сам процесс прогулки и глазения вокруг. Чем больше ходишь, тем больше нравится. Даже  современные причудливой формы преимущественно стеклянные здания, если и выкрашенные, то в холодные цвета, перестают настораживать, и начинаешь проникаться своеобразным шармом этого города, понимать, насколько он разный.

Не нагулялся я. Да и одному не так интересно. Но о визовый режим для других членов семьи разбиваются все благие планы.

4-8 марта: Ганновер

От старого города из-за налетов союзной авиации мало что сохранилось. Так, джентльменский набор любого немецкого города: несколько огромных краснокирпичных кирх, пара «ресторанно-магазинных» кварталов, состоящих из «домов в косую клетку», краснокирпичная ратуша. Что-то сохранилось, что-то отстроили заново по чертежам и фотографиям. Да еще в Ганновере дворец бургомистра — в данном случае очень красивая подделка под барокко, которой чуть больше столетия. Судя по всему, столицы соседствующих земель, Ганновер и Гамбург, соревновались друг с другом, у кого дворец получится шикарнее. Честно говоря, судить не берусь: и то, и другое — подделки, возведенные в одно и то же время. Просто дворец в Гамбурге больше похож городской, а ганноверский, хотя и в центре города — на загородный: от него широкие лестницы ведут к озеру с лебедями и парку. Не Версаль, конечно, но приятно.

Все остальное — либо «обычные» серые дома, либо футуристические, представляющие собой здания из стекла и бетона самой причудливой формы. В Берлине таких зданий тоже много. в Ганновере же обращает на себя внимание одно, состоящее из кубиков, свисающих и торчащих в стороны гроздьями, словно гигантское растение.

Есть предположение о том, что стеклянные стены хорошо соответствуют немецкой (а, вообще говоря, протестантской) этике: все должно происходить честно и открыто, на виду, включая труд и отдых.

Кстати, насчет отдыха: практически во всех местах водного отдыха есть пляжи обычные и нудистские. Причем последние довольно многочисленны и многолюдны. Немцы туда ходят целыми семьями с малыми и не очень детьми любого пола и возраста. Никто не делает из этого проблему и не видит ничего странного. Поэтому не так давно обошедшая мировую прессу фотография со спины канцлера Ангелы Меркель со своим другом на нудистском пляже могла поразить воображение кого угодно, но только не немцев.

Теоретически слово «неудобно» в немецких словарях существует, но на практике немцы его не используют за отсутствием необходимости. Впечатление, что для них не существует самого понятия «неудобно». Как и французы, немцы не носят на каждый день лучшую одежду, а женщины не красятся. Говорят, русских всюду легко «вычислить» по повышенному вниманию к собственной внешности, а на светских раутах — по необыкновенному количеству мехов и драгоценных украшений у женщин, умудряющихся надеть золотые и бриллиантовые кольца на все пальцы рук.

Ганновер кажется русским городом. Не проходит и пяти минут, чтобы не услышать русскую речь, будь то на улице, в трамвае, магазине, поезде. Причем слышал не только днем, но и в полночь, и в шесть утра. Справедливости ради надо отметить, что турецкий язык слышен не реже. Довольно часто попадаются женщины в хиджабах. Существует даже прогноз, сделанный на базе анализа тенденций рождаемости, что всего через 40 лет этнические немцы у себя на родине останутся в меньшинстве. Лично мне кажется, что в Ганновере и Гамбурге это произойдет гораздо раньше.

6 марта: Гослар и Брауншвейг

Съездить в Гослар мне  порекомендовал хозяин, у которого я снимал комнату в Ганновере. Вообще-то я очень скептически отношусь к чужим рекомендациям о городах, ибо каждому нравится свое. Но у меня выдались свободные полдня от выставки, вот и решил убить время.

Оказалось, что Гослар — это пряничное чудо 13 века!  Я увидел город, оставшийся неизменным лет восемьсот — с того самого века, когда здесь царствовал Фридрих Барбаросса, «конный» памятник которому возвышается перед замком. В центре очаровательного городишка — горная речка с древним мостиком, кое-где заросшие виноградом «поперечно-полосатые» 1-2-3-этажные дома, простоявшие свыше полтысячелетия в неизменном виде, брусчатые площади и заросшие зеленью (во всех смыслах) кирхи и древняя часовенка. В одной из кирх над органом колдовали мастера, пробуя различные сочетания звуков и регистров.

Ощущение от городка было такое, как будто действительно попал лет на 800 назад. Это место насквозь с головы до пят «аутентичное», как из сказки. Вместе с Любеком и Кельнским собором это лучшее, что я увидел в Германии. А ведь о Госларе ничего нет нет ни в одном путеводителе, ни на одном туристическом сайте.

Ну, а Брауншвейг — классический старый немецкий город: с домами, построенными во все мыслимые эпохи — от раннего средневековья сквозь Возрождение, барокко, рококо, классицизм и модерн до современных зданий из стекла и бетона различной степени тяжести. По этому городу можно изучать историю архитектуры. Как ни странно, дома не «противоречат» друг другу и, несмотря на разные стили, находятся в гармонии. В цельности мирного сосуществования зданий разных эпох, пожалуй, и заключается своеобразие этого города.

7 марта: Гамбург

Пожалуй, ни разу за всю поездку я настолько не сожалел о цейтноте, как 6 и 7 марта: 5 часов на Гамбург, 2,5 на Любек и 1 час на Гослар — это слишком мало.

Гамбург — огромный портовый город. Строго говоря, никаких особых достопримечательностей здесь не водится, поскольку его тоже разбомбили. Даже Rathaus (по-французски – Hotel de Ville, по-нашему — горсовет, главное административное здание любого западного города)  — и то подделка под старину, которой едва 100 лет исполнилось. Причем проектанты ратушной площади творчески переработали проект площади Св.Марка в Венеции. Очень оригинально, что и говорить. Но то, что красиво, празднично и гармонично — тоже правда.

Хватает и старых зданий, особенно огромных краснокирпичных кирх. Представлены все архитектурные стили. Но прелесть Гамбурга — не в архитектуре, а в духе города. Чем-то он мне напомнил Одессу. Такой же свободный дух и море возможностей провести время. Хорошо гулять по набережным наружного или внутреннего озера, поплавать по этим озерам.  Можно пройтись по портовой набережной и там съесть бутерброд с селедкой и репчатым луком, называемый «бутербродом Бисмарка». Оттуда же ходят катера по каналам и озерам города, окруженным рощами. В общем, дух свободы царит повсюду.

Гамбург весь расположен на островах, соединенных огромным 2300 мостов, которые, правда, особо красивыми не назовешь. Зато по ним можно гулять, и не один день, такое их количество. Поглазеть и на город, и на верфи и доки, на одной из которых ремонтировалась яхта Романа Абрамовича.  А еще можно пойти на улицу развлечений Рёпперштрассе, где представлены все мыслимые виды плотских утех. Причем экскурсовод в автобусе уверяла, что мафия следит за порядком и там не воруют, а проститутки платят налоги и дважды в месяц проходят медицинское освидетельствование. Кстати, проституция в Германии, как и в Голландии, разрешена официально — это считается разновидностью индивидуального предпринимательства.

7 марта: Любек

Полной противоположностью современному Гамбургу является (тоже) ганзейский город Любек. Многие здания в нем уцелели с 13-го века. Поскольку на севере Германии тогда царили романский стиль и северонемецкая готика, здания XIII-XIV веков легко определить по ядовито-красному кирпичу, из которого они целиком построены. Это и церкви, и больница, и жилые дома. Любопытно, что на протяжении 800 лет истории города месторасположение улиц полностью сохранилось, город никогда не перепланировался. Новые здания строились на месте и в размерах и этажности прежних. Поэтому можно встретить стоящие подряд дома, один из которых — из красного кирпича, второй — барочный, а третий — из эпох классицизма или модерна или даже современный из стекла и бетона. Причем все они внешне одинаковых размеров (на 4-5 окон) и этажности (2 или 3), из-за чего застройка кажется однородной. Многие старые дома полностью перестроены внутри, сохранились лишь фасады. Вот что получается, когда архитекторы проявляют скромность ради сохранения культурного наследия.

Город удивительно цельный для восприятия и чрезвычайно уютный. Там бы гулять и гулять, ходить и ходить. Или кататься на катере вокруг — ведь старый город весь находится на острове.

С городом связаны имена органиста Букстехуде (учителя Баха) и родившегося и проведшего свое детство в Любеке писателя, лауреата Нобелевской премии Томаса Манна, которую ему дали за роман «Будденброки» (в Любеке даже есть дом Будденброков).

И напоследок — наблюдение: если в Германии русская речь слышна довольно часто, а в Гамбурге и Ганновере — вообще на каждом шагу, то в Любеке, несмотря на славянский корень в названии города, я ее не услышал ни разу!

8 марта: Бремен

Город абсолютно оправдал мои ожидания: в центре вполне современного города — совершенно сказочная «ранненемецкобарочная» площадь, с которой не хочется уходить. Я на нее возвращался раза четыре. Многие дома —  «с картинками»: скажем, на фасаде 3-го этажа могут находиться солнечные часы, гербы или просто надписи. Ратуша и кирхи — как шикарные торты: с торчащими орехами, цукатами, золотыми и белыми надписями из крема по очень темному шоколаду с выступами, где вместо шипов — украшения и фигуры.

Многие туристы разочарованы скромным размером памятника бременским музыкантам: он небольшой, всего метра четыре в высоту. Но поскольку я ехал не за памятником, а за городом из детской сказки, меня все устроило — и памятник, и город. Справедливости ради надо сказать, что помимо площади и пары прилегающих зданий смотреть нечего. Сами жители Бремена (я беседовал с двумя) считают, что живут в самом обычном городе, где, по их мнению, ничего примечательного.

В Бремене чувствуется близость Голландии: и в архитектуре, и даже в туристических табличках, дублирующихся в отличие от остальной Германии не на английском, а на голландском языке.

Знаменитое бременское пиво Beck’s даже в свежайшем виде в фирменном пивном ресторане горчит, хоть и светлое. Ох уж эти северяне…

9-10 марта: Амстердам

«Ну, что тебе сказать про Амстердам? На острове прекрасная погода» — к Амстердаму это определение подходит ровно в той же мере, что и к Сахалину, о котором поется в песне. Здесь почти круглый год сумрачные, промозглые сырость и дождь: голландские художники в своих пейзажах не врали. Поэтому не очень понятно даже, в какое время года сюда лучше приезжать. Но то, что побывать здесь необходимо — факт.

Огромный город весь расположен на островах, соединенных сотнями и тысячами мостов и каналов. Часть  улиц представляет собой реки или каналы, как кварталы Питера, прилегающие к «Мариинке» (точнее, это в Санкт-Петербурге Петр Первый распорядился сделать все, как в Голландии, где он учился).

Несмотря на войны, город великолепно сохранился. Большинству зданий в центре города по 300-400 и более лет. А, может, это предприимчивые голландцы их загриммировали под старину? Облик старых домов специфичен для Голландии, в соседних странах такие не встречаются: 3-4-этажная высокопотолочная застройка шириной в 3-4 окна. Дело в том, что в Амстердаме, как и в других средневековых городах — например, моем родном Львове, — налоги брали в зависимости от ширины фасада. Больше окон — тем больше налог. Впрочем, голь на выдумки хитра: в Амстердаме существует дом шириной в одну дверь.

Индустрия выкачивания денег

Ох, не случайно Голландия стала первой в мире капиталистической страной. Дешевых товаров и услуг для гостей здесь нет. Магазины раза в полтора дороже берлинских. К отелю, где я остановился, можно в полной мере отнести анедкот хрущевской эпохи о созданных для экономии места ночных горшках ручкой внутрь. Номер площадью 4 кв.м с в мансарде наклонной крышей и без единой плоской поверхности (только кровать, шкафчик с плечиками и раковина) — это надо уметь. Как и душевая кабина на этаже, в которой между дверью входной и дверцами душевой кабиной сантиметров сорок — не сможет одеться даже ребенок. И опять же нет полочек, только крючки.

Экономят здесь и на информации. Дорожные знаки-указатели направлений выполнены красным по белому и настолько скромных размеров, что их можно прочесть лишь вплотную приблизившемуся пешеходу, а из движущегося автомобиля это сделать нереально. Туристических указателей мало и все они на голландском языке. К тому же часть из них, как ни странно, около самих достопримечательностей показывает в другую сторону, поэтому спрашивать дорогу пришлось чаще, чем в других городах. Впрочем, я не встретил в Голландии ни одного человека, не говорящего свободно по-английски.

В Голландии не стесняются зарабатывать на туристах. По ценам и «абыякавасцi» голландский турсервис соперничает с итальянским. Цена путеводителей почти не зависит от размера. При продаже услуг тебе мило, но активно пытаются продать то, в чем ты не нуждаешься, как то: дорогущий билет во все музеи и городской транспорт, который ты можешь окупить, лишь задавшись целью нигде за задерживаться дольше 10 минут. Даже билет на идущий по каналам катер умудрились сделать оптовым с полуторакратной наценкой за повторные поездки, на которые все равно нет времени!

Туристический катер пришел с 10-минутным опозданием, а отчалил еще через 10 минут. Учитывая проливной дождь, под которым пришлось ждать катер, это было не очень приятно. Окна были исцарапаны и не открывались в принципе, да еще были залиты дождем, поэтому разглядеть в них мало что удалось, а фотографировать вообще не имело смысла. Часть туристов во время плавания по каналам ввиду бессмысленности происходящего просто заснула.

Музеи

Что касается музеев, то сразу приходится признать: ничего особенного. Даже хваленый Рейксмузеум. Грустно, что на родине Рембрандта так мало его картин. В очередной раз высоко оценил русский царизм за то, что сумел собрать столь высококачественные коллекции в Эрмитаже и музее им.Пушкина, что позволяет белорусам полноценно знакомиться с мировой живописью недорого и к тому же не подвергаясь унижениям в очередях за шенгенской визой, которую никто и не даст для детального осмотра конкретного музея или картин конкретного художника (а не на освоение стандартного «туристического продукта» из разряда «галопом по «Европам» с точным количеством дней и забронированных и оплаченных ночлегов).

В дома Рембрандта и Анны Франк всегда стоят очереди. И не зря. Особенно поучительным лично для меня оказался видеозал в музее Анны Франк, где непрерывным потоком показывались различные сюжеты регулирования свободы в разных странах, причем сюжеты зачастую весьма спорные и неоднозначные, после чего зрителям задавался проблемный вопрос (например, надо ли наказывать за отрицание Холокоста, запрещать продажу «Майн Кампф», разрешать однополые браки и аборты). Прямо в зале находились десятки кнопок для голосования, и любой желающий мог продемонстрировать свою степень ответственности и внутренней свободы, нажав кнопку «за» или «против», после чего на экране отображались две круговые диаграммы: как только проголосовали в зале и усредненная статистика среди всех посетителей музея за весь период опросов. Захватывающий аттракцион! Надо сказать, что ответы сильно колебались, и поклонники свободы преобладали над ее противниками далеко не всегда.

Разочаровал музей секса. Это вообще не музей, а собрание скабрезных сувениров разных времен и народов. Нет даже шильд с объяснениями, не говоря уже о попытках систематизации, подведения физиологических оснований или хотя бы истории «борьбы с сексом». А ведь из такого музея можно было бы сделать «конфетку».

Атмосфера

Но все мелкие недостатки не имеют никакого значения по сравнению с величием и неброской «уютной» красотой Амстердама. Там можно с огромным удовольствием гулять днями и неделями вдоль каналов и древних домов, по мостам и тихим 500-летним улицам.

Несмотря на погоду, здесь легко дышится и хорошо ходится. Хочется все бросить и просто недельку побродить по каналам и тихим нетуристическим улочкам. Причем в отличие от Венеции есть где разгуляться: за день-два не обойдешь. Когда устанешь — всегда можно где-нибудь попить местного светлого с неизменной горчинкой пива Heineken или Amstel, закусив голландской национальной пищей: гороховым супом и измельченным в пыль острым мясом с картофелем. Амстердам — это здорово!

10 марта: Лейден, Гаага и Схевенинген

Кто из нас не помнит из уроков физики о «лейденской банке»! Древний университетский городок Лейден находится в получасе езды от Амстердама. Старые дома, каналы, мосты, острова, узкие дома — все, как в Амстердаме, только в миниатюре.

Любопытно, что никто из прохожих не смог показать мне дорогу в университет, пока не набрел на двух профессоров. Оказалось, его древние и не очень корпуса разбросаны по всему городу. Приобрел себе в честь 16-летия собственной компании совмещенную с фонариком фирменную лазерную указку лейденского университета.

Как ни странно, настоящая столица Голландии — вовсе не Амстердам, а Гаага. Там находятся парламент, кабинет министров, министерства и даже резиденция королевы! Часть госучреждений находится в старинных зданиях дворцового типа, а часть — в ультрасовременных зеркальных небоскребах американского типа. Говорят, красивейших современных зданий много в Роттердаме.

Увидев на остановке гаагского трамвая конечный пункт Схевенинген (шахматисты наверняка помнят шевенингенский вариант сицилианской защиты), я не преминул туда съездить. Дорога на трамвае заняла 20 минут. Нам, любителям отпуска на юге, даже странно, что курорт может располагаться на Северном море! Причем курорт полноценный: с шикарными широкими песчаными пляжами, барами, отелями, казино, горами лежаков, рестораном и казино на пирсе и неумолчно рычащим морем. Здесь даже зимой здорово. В уличных и пляжных кафе и ресторанах горят факела, не гаснущие от шквального ветра. Хотя на улице масса столиков, люди в такую погоду предпочитают отсиживаться в тепле за огромными стеклянными окнами и точно такими же большим факелами. Зрелище, как в кино. Как-то даже нереально тепло и приятно. Достойное завершение осмотра Голландии.

Кстати, насчет фонетики: многие слова за пределами Голландии часто читают неверно. В голландском языке не действуют правила интерпретации буквосочетаний английского или французского языков. Например, Sheveningen читается так, как пишется – Схевенинген (а не Шевенинген),  два подряд «о» всегда читаются как «о», а «ее» — как «э», фамилия известного графика Esher  — Эсхер, а не Эшер и т.д. Слово huis означает вовсе не то, что Вы подумали, а «дом» и читается «хёйс» — похоже на немецкое haus или английское house.

11 марта: Антверпен

Бельгия — это две страны «в одном флаконе». Одна — южная, франкоговорящая Валлония, идейно представляет собой кусок Франции, волей истории оказавшийся в другом государстве. Вторая, северная, говорит на фламандском (на самом деле — голландском) языке и называется Фландрией.

Появление Бельгии на карте мира в 1830 году — конечный результат 80-летней войны, которую в средние века вела Испания с Голландией. Северная, протестантская (гугенотская) часть в свое время прогнала испанцев и Габсбургов и стала независимой республикой Нидерланды, а южная — Фландрия — осталась под Габсбургами, впоследствии вошла в состав Бельгии и в культурном плане окатоличилась. Потому и расцвело во Фландрии придворное искусство (Рубенс), а в собственно Голландии — композиции без ярко выраженного центра, жанровые сценки и многолюдие (Брейгель и Босх) и тщательно выписанные половички и гвоздики (искусство для буржуа). И все это несмотря на один язык.

Крупнейший город Фландрии, ее негласная столица – Антверпен. Так называют город местные жители (и русские), а французы пишут «Anvers». В средние века главным Антверпен в Голландии был по значению равен Амстердаму. Там была создана из первых бирж мира, а ювелиры занимались и до сих пор занимаются огранкой алмазов.

Город чудесный и живой, чем напоминает столицы. Его центром является грандиозный собор с иконостасом кисти Рубенса. Кстати, рядом — музей этого художника, для которого Антверпен был родным городом. Как впрочем, и для другого известного художника — ван Дейка, памятник которому установлен также и в центре города. В картинной галерее также выставлены картины Питера Брейгеля Старшего.

На берегу реки – небольшой белый, красивейший, словно из сказки, замок Стен. В самом городе множество красивых зданий самых разных исторических периодов, включая главную площадь. В их число входит железнодорожный вокзал, красивее которого в жизни я не видел. Его можно сравнить лишь с парижскими вокзалами и вокзалом Grand Central в Нью-Йорке, но и в этом случае сравнение в пользу антверпенского, скорее напоминающего оперный театр моцартовского времени, чем вокзал.

11 и 14 марта: Брюссель

Больше всего этот город напоминает Париж. Типично столичная застройка дворцами и офисными зданиями разных эпох — от средневековых до современных стеклянных зданий Еврокомиссии и Всемирного торгового центра.

В центре города находится изумительная площадь Гран пляс — главная площадь города, которую Гюго считал самой красивой площадью мира. Она и вправду изумительной красоты, и гуляя, все время возвращаешься к ней. В города также имеется масса церквей, красивых и абсолютно разных внутри и снаружи, а также огромные здания с колоннами эпохи классицизма.

Писающий мальчик, или, как его называют путеводители и указатели, «манекен пис» — ничего особенного не представляет. Крохотный вполне тривиальный по замыслу и исполнению памятник затерялся в гуще старых кварталов, и если бы ни указатели, его было бы и вовсе не найти. Вообще, в туризме бытует множество мифов, на которые мы, туристы, охотно покупаемся при виде красивых картинок из буклета (или найденных в интернете). Вряд ли этот мальчик стал бы известным, если бы не был писающим и притом металлическим. Зачем его иногда для туристов одевают в разноцветные одежки — вообще не понятно: ведь тем самым снижается его энергетика, «фаллическая сила».

Забавен музей зданий в миниатюре, но из-за цейтнота мне удалось лишь побывать у его входа и вблизи полюбоваться на Атомиум — модель атома (а если быть точным — молекулы) высотой 102 м.

А какие замечательные льежские вафли! Просто чудо! В мире больше таких вкусных нет. Мясистая светло-желтая пластина в клеточку, на вкус ванильная и в отличие от привычных нам вафель не крошится и не ломается, поскольку мягкая. Внутри вафли начинки нет, она кладется сверху по вкусу — клубничная, шоколадная и т.п. Впрочем, очень вкусно безо всякой начинки. Вафли продаются горячими и в самом деле тают во рту. У нас они тоже бывают в дорогих супермаркетах, но и в четверть не так вкусны, как свежие, испеченные прямо в Вашем присутствии.

В целом: Брюссель — замечательный город. Возможно, лучший в Западной Европе. Если бы на свете не было Парижа.

12-15 марта: Кельн

Собор

Вышел из здания вокзала — и остолбенел. Дыхание перехватило. Говорят, от этого зрелища столбенеют абсолютно все приезжие. Прямо над вокзалом высится красавец — знаменитый Кельнский домский собор, который строился свыше 700 лет. Освещенная в темноте готическая громадина XII века представляется ракетой, устремившейся в небеса, к Господу. Сколько раз ходил мимо собора — столько раз его рассматривал и восхищался. Жительница соседнего Леверкузена Мария Перская вспоминает, как ее приехавший из Австралии сын несколько дней подряд поражался: «Мама, и ты имеешь возможность каждый день видеть это!?»

Столь сильное впечатление собор оставляет потому, что на протяжении всех лет его строительства все поколения строителей наступали на горло собственной песне, не отступая от первоначального проекта 1248 года. Не секрет, что все соборы (как и любые здания) обычно достраиваются по- своему, соответственно моде, среди которой живут строители. Поэтому вход в какой-нибудь «обычный» древний собор может быть романско-готическим, неф — барочным, пристройка над боковым входом с колоннами — из эпохи классицизма, а перед входом в полу стоит какая-нибудь современная стекляшка. Ничего подобного в Кельнском соборе нет: он полностью готический до последней детали. Если бы все строители всегда  полностью придерживались первоначальных проектов, возможно, в мире не существовало бы уродливых зданий, предприятий, неудобных, непонятных и глючных компьтерных программ…

В самом соборе — три органа, многочисленные витражи, могила трех волхвов, прах которых был перевезен из  Италии и т.д. Рядом — музей, в котором размещены римские колонны с надписями на латыни. Дело в том, что город был основан более 2000 лет назад и был римской колонией (отсюда и название города — Cologne). Город знаменит еще и тем, что от его названия происходит всем известное слово «одеколон» — по-французски eau-de-Cologne — «вода из Кельна». Правда, сегодня об этом ничто не напоминает, кроме предназначенных специально для туристов парфюмерных магазинов «воды из Кельна», в которых продается французская косметика.

Кроме собора

Ну, а больше в Кельне нечего смотреть. Весной 1945 года союзная авиация в порядке мести за бомбежки английских городов в пыль разбомбила города-красавцы Кельн, Дрезден, Ганновер, Гамбург, Франкфурт-на-Майне и многие другие. О Берлине и говорить нечего.  Теперь в этих городах сохранилась в лучшем случае центральная площадь. А кое-где разбомбили и ее. Так, исторический центр Франкфурта после войны пришлось полностью воссоздавать с нуля по старым фото, а пространство вокруг пришлось застроить обычными домами и стекляшками типа офисов крупнейших банков, включая здание Европейского Центробанка со своим памятником «Евробаксу».

В Кельне было уничтожено 92% строений. Однако союзной авиации был дан приказ собор не бомбить. Так он уцелел. А ведь могли бы и собор укокошить, чтобы еще сильнее отомстить проклятой немчуре — и за это никому ничего бы не было. Любое варварство всегда можно списать на врагов: сами напросились.

15 марта: Ахен

Этот древний город для русскоязычных почти соответствует своему названию: ахать и ахать. Здесь в средние века много столетий подряд находилась столица небольшого королевства. Соответственно, главное здание в городе — ратхауз (мэрия), а также красивые и богатые костелы, причем как протестантские, так и католические: ведь в 5 км от центра города расположены сразу две границы — бельгийская и голландская. Впрочем, границы внутри ЕС сегодня стали вещью вполне условной.

Вода

В городке очень уютно. За пределами города Ахен (часто называемый также Аахен) знаменит двумя вещами: сероводородной горячей минеральной водой и пряниками. Бювет с горячей минеральной водой находится прямо в центре. Рядом с источником (по типу трускавецкой, пахнущей тухлыми яйцами, т.е. сероводородом) висит гранитная плита с длинным списком коронованных особ и высокопоставленных вельмож, ездивших сюда на воды, в том числе графы Орлов и Потемкин. Впрочем, с появлением конкурирующих курортов в более южных районах Германии (которые обычно легко определить по названиям, начинающимся со слолва «бад» — купальня: Баден-Баден, Бад Хомбург, Бад Киссинген и т.п.) уже в XIX веке слава Ахена как курорта поблекла. Сегодня на воды сюда больше не ездят.

Пряники

Ахенские пряники так же знамениты в Германии, как в России — тульские. Они приготавливаются с имбирем, «отливаются» в форме самых разных зверушек и геометрических фигур, с разноцветной глазури или без. Аутентичными считаются маленькие прямоугольные пряники, похожие на широкие палочки, безо всяких рисунков и узоров. Очень вкусно!

Наконец, в городе — масса необычных фонтанов и памятников: например, фонтан «Круговорот денег» или памятник профессий, детали которого движутся, и любой прохожий может ими поиграть (особенной любовью памятник пользуется у детей, которые дергают за все движущиеся части). Там очень приятно гулять.

 

 

Пиво

Аутентика

Что роднит города Германии и особенно Баварии — так это 400-500-летние пивные. Все они достаточно похожи друг на друга: деревянные столы и лавки, чугунные крючки для одежды, беленые или деревянные черные потолки, ставни на окнах. На этом аутентичность кончается: современная посуда, освещение, публика, блюда, меню, из-за чего эти пивные выглядят  обыкновенными ресторанами, слегка «подделанными» под старину. Не видя надписи на ресторане о том, что он существует, скажем, с 1536 года, ни за что не догадаешься, что он такой старый — внутри все вполне новое (либо явные подделки). Но внешне пивная не отличается от соседних жилых домов: те же два этажа и 4 окна.

Сорта

Сортов пива огромное количество. Только в одной Баварии их 160. К разным сортам выдающегося баварского аутентичного  пива быстро привыкаешь и перестаешь их различать: все они очень вкусные, особенно по 3.70 евро за поллитровый бокал в пивных, которым по 400 лет. За столами в пивных сидят в основном гости города. Впрочем, были и традиционные посетители, почти сошедшие с полотен Питера Брейгеля-Старшего. Разве что одежда современная.

Светлое пиво на столах почти не видел, хотя оно есть в ассортименте. В Баварии местные пьют темное нефильтрованное пиво «дункель»: оно темно-коричневое с рубиновым оттенком и разнообразным букетом, не горькое, не кислое и не шибает солодом. Светлое пиво пьют только приезжие. Темное пиво оказалось намного богаче светлого по вкусовой палитре. Оно не кислое в отличие от светлых «сухих» сортов типа Pilsener. Нет никаких привкусов (солода, дрожжей и т.д.) Всего понемногу. Какой секрет – бог его знает, просто вкусное — и все.

В других местах и странах, напротив, предпочитают светлые «сухие» (т.е. с кислинкой) сорта пива типа Pilsener, но в Северной Европе они всегда с горчинкой: в Гамбурге – Holsten, Бремене – Beck’s, Амстердаме – Heineken и Amstel и т.д. Причем мне показалось, что чем севернее, тем больше горчинки. Почти безвкусное освежающее пиво (lager) тоже есть, но не заметил, чтобы его уважали.

Закусь

К темному с винно-рубиновым оттенком пиву обычно подается вкусное мясо в темной подливе с кнедлями и квашеной капустой, от которой, как ни странно, совсем не шибает в нос. Еще один вариант аутентичной баварской закуски к пиву — классические баварские белые сосиски с претцелем (соленый извитый бублик) и горчицей наподобие французской (т.е. не острая). Сосиски подаются прямо в горшочке вместе с юшкой, посыпанной зеленью. Я от голода ее выхлебал зачем-то поданной ложкой — окружающие посмотрели на меня как на сумасшедшего, но ничего не сказали. Наконец, пиво может подаваться в сочетании с классическим баварским обедом: рулька, фаршированная мясом, огурцами и еще чем-то, поданная с огромным шарообразным картофельным крокетом, а впридачу в отдельной тарелочке серо-бурой субстанцией, оказавшейся очень густым переваренным борщом: типа, закусь.

 

Птица-тройка

Немецкие поезда глазами очевидца

Чудо-билет

Поскольку мой маршрут предполагал множество населенных пунктов, я сделал так: долетел с помощью Белавиа до Франкфурта (и обратно) за 280 евро и прямо в кассе железнодорожного вокзала в аэропорту купил билет InterRail на 22 дня и 27 стран за 469 евро, по которому можно «бесплатно» перемещаться по Европе на любом международном, междугородном или пригородном поезде. При виде моего билета контролеры тут же отставали. Доплачивать мне ни разу не пришлось, т.к. вместо привычных белорусу спальных купейных или плацкартных вагонов я брал гостиницы — это приятнее и, как ни странно, дешевле. Можно по интернету на www.bookings.com или www.hostelbookers.com за 5 минут забронировать за 40-45 евро в сутки вполне комфортабельную гостиницу в центре или около вокзала любого европейского города с удобствами и завтраком, чтобы переспать пару ночей.

По моим подсчетам, я окупил свой чудо-билет уже в первую неделю, поскольку средняя цена перемещения скоростными поездами InterCity составляет 25 евро в час, а я за 18 суток провел в поездах в общей сложности 45 часов. Электричками, конечно, дешевле, но у меня ушло бы втрое больше времени. Не жалею, что не поехал в Германию поездом через Варшаву или Тересполь — ведь я мог бы купить билет InterRail там за те же 469 евро и далее продолжить свой путь на Запад «бесплатно», сэкономив почти 100% стоимости авиабилета. Просто в этом случае на «обрамляющее» путешествие во Франкфурт и обратно у меня ушло бы не 4 часа, а 3 дня, и я потерял бы сэкономленные деньги на гостиницах или доплатах за спальное место в вагоне.

Вокзалы

Невозможно представить себе Западную Европу без поездов. В Германии — самая большая плотность железнодорожных путей в мире. Поездов огромное количество. Так, через кельнский вокзал ежесуточно проходит 1200 поездов (причем платформ на вокзале всего лишь 11). Поезда дальнего следования не задерживаются на перроне подобно трамваям: поезд приезжает за 2-5 минут до отправления, и стоящие на платформе многочисленные толпы пассажиров садятся, торопясь, но без давки. Как только в поезд сел последний пассажир, раздается пронзительный свисток, кондукторы последними садятся в поезд, дверцы захлопываются, и поезд уезжает. Надпись на электронном табло сменяется, и за уехавшим поездом почти сразу подъезжает следующий. Бывает даже так, что поезда становятся на платформе один за другим.

Вокзалы оборудованы бумажными и электронными расписаниями и многочисленными электронными табло вплоть до указания местораспложения вагонов на платформе. На сайте Немецких железных дорог (Deutche Bahn) www.bahn.de можно найти любую информацию и спланировать любую поездку не только по Германии, но и по всей Европе: система автоматически подбирает рейсы и стыковки независимо от уровня поездов (т.е.связывает поезда дальнего следования с пригородными поездами и даже скоростными трамваями с учетом времени на переход), указывает номера платформ (и даже пешие переходы между платформами), цены на билеты, график движения поезда и т.д. О том, что на сайте можно приобрести или забронировать  по кредитной карточке билет с доставкой на дом, можно и не упоминать: это и так очевидно.

Расписания и объявления

Расписания устроены так, что поезда в любом направлении отправляются каждый час. Причем интервалы движения равномерные: например, из Ганновера в Гамбург можно уехать в 7.36, 8.36, 9.36 и т.д. до позднего вечера. Притом все это зачастую разные поезда: в 7.36 это может быть (например) поезд Франкфурт-Гамбург, в 8.36 – Базель-Копенгаген и т.д., но все они проходят участок Ганновер-Гамбург. Западным железнодорожникам удалось скомпоновать самые разношерстные рейсы из крупных городов разных стран так, что интервал между поездами получается ровно 60 минут (в крайнем случае — 120 минут) на протяжении целого дня — примерно с 6 до 22 часов. Так составлены расписания в любом городе, в том числе и у пригородных поездов и электричек. Вот почему туристу или местному жителю любое расписание легко выучить на память и приспособиться к нему. Точно такие же удобства у расписаний в Голландии и Бельгии, частично и в Испании.

Как на станциях, так и во время движения скорость, текущее время, время подхода  к ближайшей станции и сторона выхода пассажиров объявляются и высвечиваются на специальных табло на нескольких языках:  немецком, английском и языках страны, из которой и/или в которую идет поезд. Аналогично на всех языках делаются устные объявления. Скажем, если поезд идет из Германии в Бельгию, машинист на каждой станции представляется и вживую объявляет одно и то же событие (прибытие, отъезд и т.д.) своими словами на немецком, английском, французском и голландском языках, прощается с выходящими пассажирами и здоровается с вновь вошедшими.

Комфорт

В самих поездах, даже электричках, чисто, хотя на столиках могут оставаться пустые бутылки или банки из-под напитков, а сиденья местных линий могут быть расписаны граффити. В скоростных поездах в каждом вагоне чистейший туалет, которым можно пользоваться даже во время стоянки, с теплой водой и салфетками для вытирания рук (о туалетной бумаге, сливе и «ершике» и не упоминаю — само собой есть). Кресла комфортабельные, с подголовниками. Места в кресле и перед ним хватает даже мне с моими габаритами. Вагоны кондиционированные, а стекла располагаются по всей длине вагона.

В каждом скоростном поезде есть вагоны-рестораны с минимальным ассортиментом, а раз в час-полтора по всему поезду на тележке развозят кофе, чай, бутерброды и т.д. Есть и наушники, которые можно воткнуть в подлокотники и послушать какой-нибудь из тематических музыкальных каналов, существующих специально для пассажиров. Заполняемость поездов далеко не 100%-я: бывает, что в вагоне и особенно в электричках (которые, как и у нас, дотируются) занято лишь 20-30% и менее мест. Зато даже в день открытия CeBIT в час «пик», когда утром 4-го марта в Ганновер приехало свыше 100 тыс. человек, всем пассажирам с трудом, но хватило сидячих мест, никто не стоял.

Птица-тройка

Скорости во время движения поезда не ощущается вообще, даже на поворотах. Поезда InterCity с обтекаемым «самолетным» носом носятся с сумасшедшей скоростью 180-300 км/ч. Честно говоря, в «Боинге» уровень шума и тряски куда сильнее. Интересно, что это за поезда, не умеющие стучать на стыках рельсов.

Вообще не понимаю, зачем европейцам самолеты, раз можно скоростным поездом добраться в любую точку своей или близлежащей страны за пару часов. Так, путешествие из Берлина в Ганновер или Гамбург занимает чуть больше часа, а из расположенного вблизи польской границы Берлина в находящийся на Северном море Амстердам можно доехать всего за 5,5 часов.

Дорога из Амстердама в Брюссель, а оттуда в Париж занимает по 2 часа, из Кельна во Франкфурт-на-Майне — 1 час, а оттуда в Мюнхен — 3 часа. Неблизкая дорога из Мадрида на юг в Малагу или Севилью, на которую у наших туристических автобусов уходит большая часть дня, на поезде занимает 2 часа 50 минут. И не оттого, что расстояния маленькие, а потому, что западные поезда ездят вчетверо медленнее самолетов, в то время как средняя скорость движения белорусских скорых фирменных поездов — менее 60 км/ч.

Насколько я слышал, соседи, особенно Россия, давно просят Белорусскую железную дорогу увеличить скорость движения поездов по своей территории. Тогда намного вырос бы грузооборот. Но у просителей пока ничего не получается. Будем надеяться, что в один прекрасный день минчане смогут при аналогичных скоростях за полтора часа добираться в Брест (350 км), за 2,5 — в Варшаву (530 км), за 3,5 — в Москву и Киев (700 км), а за 6 часов успевать в Берлин или Прагу (1000 км). Остается до этого светлого дня дожить, чего и Вам желаю.



Комментарии (2) на запись «По Европе: из тутэйшых в гугеноты»

  1. Сергей | 05.06.2008 в 07:48

    Вау! Пиши есче!

  2. Андрей | 14.08.2008 в 16:00

    Свежо! Интересно! Читал не отрываясь, практически сам побывал во всех тех местах которые описаны выше (хотя кое где бывал лично), и только последний абзац вернул меня к реальности :-(

Оставить комментарий