19 июля 2013 года ушла из жизни Жанна Владимировна Гринюк. Сегодня, 3 сентября, ей бы исполнилось 47.

Главный ее вклад – внедрение брендового сознания в нашей стране. Когда она придумала и создала конкурс «Брэнд года» в 2001 году, даже крупные бизнесмены не знали значение слова «бренд». Более того, в то время было принято писать это слово через букву «э». В первой российской книге по бренду, изданной в начале 2000-х, автор потратил несколько страниц на обоснование такой орфографии за счет якобы «большей энергетики» буквы «э» по сравнению с «е». Лишь спустя годы написание через «е» стало общепринятым.

До «Брэнда года» директора белорусских предприятий считали, что главный и единственный способ конкуренции – цена. Слово «бренд» считалось капиталистическим ругательством. Когда знакомое частное предприятие, исчерпав свои мощности по производству собственных брендовых пельменей, пришло на один из наших крупных государственных мясокомбинатов с предложением наладить там производство пельменей под своей частной маркой, директор комбината (когда до него наконец с трудом дошла суть предложения)  прогнал их взашей со словами: «Так вы – жулики!». Пришлось договариваться в Смоленске.

Первые бренд-пакеты, подаваемые на профессиональный конкурс «Брэнд года», зачастую были любительскими. Пишу это со всей ответственностью как многолетний член жюри. Признаюсь в грехе: в первые годы нередко приходилось «натягивать» медали государственным предприятиям для спасения репутации и карьеры авторов бренд-пакета, чтобы его или ее не уволили с предприятия, где и без того с подозрением смотрели на «шаманскую» деятельность, считая ее пустой тратой рабочего времени и денег на фоне белорусской традиции экономить в первую очередь на инвестициях. Будь жюри в первые годы слишком строгим, медалей было бы совсем мало. Однако главной задачей конкурса на тот момент было вовлечение предприятий, чтобы они не махнули рукой на свой бренд и стремились получить более высокие оценки в следующие годы.

Лояльность жюри воспринималась неоднозначно. С одной стороны, руководители крупных государственных предприятий гневно отчитывали Жанну за то, что уплатив за участие в конкурсе целых 200 баксов и приплатив еще пару сотен за консалтинг при подготовке документов, вместо ожидаемого «золота» почему-то получили «серебро» или «бронзу». Хотя иным и «бронзы» было много. Запомнились характерные выдержки из бренд-пакетов госпредприятий в начале 2000-х: «Маркетинговые компании товара не осуществлялись в связи с отсутствием рекламного бюджета». Или: «Главная цель предприятия – забота о трудовом коллективе, выполнение социальных задач, поставленных государством» – люди не могли постичь, что цель предприятия находится во внешней среде и не может находиться внутри самого предприятия. Подобные пакеты жюри «пробрасывало», что вызывало высокий начальственный гнев и обиду на жюри и организаторов конкурса.

Напротив, общественность (особенно сетевая) твердила о подкупе. Напрасно было объяснять, что подкуп невозможен, поскольку в жюри 40 директоров известных рекламных агентств, владельцев и топ-менеджеров успешных бизнесов, а обсуждение каждого бренд-пакета и присуждение медалей после бурного обсуждения проводится открытым голосованием. Бывало, жюри расходилось и в 10 вечера.

Не все понимают разницу между «Брэндом года», «Продуктом года» и другими конкурсами предприятий. Только первый из них является конкурсом бренд-пакетов, составленных профессионалами (за что и назван профессиональным). Оценивается не товар, а профессионализм представленного бренд-пакета. Если уровень разработки пакета качественный и маркетинговая кампания эффективна, жюри может наградить «за идею» еще не утвердившийся на рынке новый бренд. Все остальные подобные конкурсы – потребительские, то есть товар или марку оценивают потребители (что не делает их хуже, просто это разные конкурсы).

Сегодня, 12 лет спустя, любому очевидно: белорусские бренды состоялись. Посмотрите на успешные «Милавицу», «Коммунарку», «Спартак», «Савушкин продукт», «Молочный мир», «Санта Бремор», «Пинскдрев», «Белалко», «Модум», «Конте», многочисленные бренды холдинга «Атлант-М», а также «Матадор», Солигорскую птицефабрику с брендом «яйца молодецкие», «Бабушкину крынку» и десятки других. Все они прошли через горнило конкурса «Брэнд года». И хотя конкурс напрямую никогда не окупался их организатору компании САТИО и в этом смысле не является бизнесом, он играет важную роль в развитии белорусского бизнеса в целом.

Впрочем, «Брэнд года» – не единственное детище Жанны Гринюк. Она ввела в бизнес-обиход нашей страны такие вещи, как корпоративная социальная ответственность. Кроме того, она придумала и создала фестиваль OPEN по страновому маркетингу, а осенью прошлого года организовала чисто общественную инициативу – Сборную Минска по брендингу, на общественных началах представившую общественности и Мингорисполкому десятки вариантов бренда Минска. Не говоря уже о бизнес-школе NIMA, социологических исследованиях и активном участии в общественно-политической жизни страны.

Она придумывала идеи и претворяла в жизнь. В итоге она успела осуществить почти все задуманное, потому что была новатором и выходила на «пустой» рынок идей. А за хорошими идеями быстро подтягивался и бизнес, и общественность.

19 июля, в день завершения короткой истории жизни и бизнеса Жанны, главный редактор информационного агентства БелаПАН Ирина Левшина написала в facebook: «Жанна Гринюк – человек, который разрушил стереотип о том, что в этой стране «невозможно нормально работать». Возможно, если не причитать». Это послание всем нам, всему белорусскому бизнесу.



Комментарии (2) на запись «Жанна Гринюк как один из создателей белорусского капитализма»

  1. Наталья | 04.09.2013 в 16:26

    Cпасибо за эту публикацию.

  2. Латышев Сергей Викторович | 06.09.2013 в 13:10

    Уважаемые друзья!
    Как надо было ВКАЛЫВАТЬ » не причитая» » в этой стране» Жанне Гринюк, чтобы так износиться и умереть в 47 лет?!

Оставить комментарий